Синтвейв 101

502236451_1280x720

Возвращение 80-х в массовую культуру расценивается в обществе по-разному: одни считают этот феномен соской-пустышкой для подросшего поколения, призванной нивелировать панический страх перед взрослением. Другие не придают  этому большого значения, объясняя всю эту истерию капризами моды. Наверняка можно сказать только одно: народ по 80-м сильно истосковался.


В авангарде этого модного поветрия встал Synthwave (или New Retro Wave) — оригинальный музыкальный жанр, в основе которого лежит футуристическая синтезаторная музыка 80-х годов двадцатого века. В рамках этого звучания современными продюсерами было записано неимоверное количество композиций и альбомов, что, естественно, привело к развитию самостоятельного музыкального направления и характерной идеологии, манифестом которой было возвращение к идеалам американской поп-культуры 80-х.

Возможно, свою роль сыграла ностальгическая составляющая, возможно — кризис в развитии электронной музыки, но жанр нашел свою нишу среди меломанов и музыкантов по всему миру. Особенно активно в этом стиле стали играть французские артисты и продюсеры, работавшие ранее в среде French house. Традиционно во Франции всегда была одна из самых сильных школ электронной музыки: достаточно вспомнить Жана-Марка Черроне, Дидье Маруани (Space) и Жана Мишеля Жарра. Французы Давид Грелье, Anoraak и Kavinsky стали первопроходцами того синтвейва, каким мы знаем его сейчас.

Как и у любого музыкального жанра, у синтвейва много разных подстилей и направлений. Тут каждый работает в меру своей упоротости. Если Kavinsky и Perturbator, например, предпочитают писать мрачные и тяжелые композиции с налетом киберпанковского нуара, то такие проекты, как The Northern Lights и Vestron Vulture, делают спокойную атмосферную музыку в стиле того же открывающего саундтрека к сериалу Miami Vice.

Литература и киноиндустрия 80-х были беззаветно влюблены в фантастику. На волне стремительно развивающихся технологий в культурной среде начал набирать обороты жанр киберпанк, основоположниками которого стали Уильям Гибсон и Филип К. Дик. По их романам были сняты десятки фантастических триллеров и боевиков. Киберпанк как жанр фантастики был привлекателен тем, что речь шла не о далеком будущем и иных планетах — писатели заглядывали всего на тридцать-сорок лет вперед и показывали, какой будет наша жизнь в эпоху развития информационных технологий.

В музыке отчаянный дух 80-х был превосходно запечатлен благодаря совокупности жанров, именуемой Новой волной. Для нее было характерно абсолютно новое звучание, не попадающее ни под какие музыкальные стандарты тех лет. Новая волна была катализирована технологическим бумом 70-х, когда синтезаторы и компьютеры стали доступны для широких масс. Случилось это во многом благодаря японским корпорациям, которые заполонили мировой рынок дешевой электроникой.

Трудно сказать, во что бы превратился британский пост-панк или немецкий краут-рок без всех этих новшеств, быть может, такие мастодонты, как Kraftwerk и Depeche Mode, и вовсе не появились бы. Однако случилось так, что японское экономическое чудо подарило нам эпохальные жанры — Synth-pop и Electro-pop.

Вместе с музыкантами новой волны хайп поймала и киноиндустрия: композиторы Вангелис и Джон Карпентер поставили на голливудский конвейер создание оригинальных и невероятных по красоте саундтреков, характерным признаком которых было жирное аналоговое синтезаторное звучание.

Именно музыка Новой волны и звуковые дорожки, написанные Вангелисом и Карпентером, легли в основу Synthwave в середине двухтысячных. Гремучая смесь хауса, техно и аналогового синтезаторного звучания 80-х оказалась востребованной как никогда.

Воссоздать атмосферу ушедшей эпохи — идея заманчивая. Во-первых, имея под рукой синтезаторы тех времен и современные музыкальные редакторы, можно получить шикарные результаты. Потенциал того же Yamaha DX7 или, к примеру, оберхаймовской драм-машины не был до конца исчерпан из-за частых обновлений на рынке музыкальных товаров, и как следствие — гонки музыкантов за новым саундом.

Во-вторых, в этих звуках уже заложен некий контекст; хотите вы этого или нет, прослушивая ретровейв композиции, вы будете вспоминать атмосферные фильмы и сериалы 80-х: того же «Рыцаря дорог», «Полицию Майами», «Бегущего по лезвию» и много других произведений авторов, восторгающихся современностью и обещавших нам, может, не очень светлое, но, по крайней мере, до жути интересное будущее.

Несмотря на то, что Synthwave с каждым днем набирает популярность, музыканты остаются на небольших независимых интернет-лейблах и не стремятся подписывать контракты с мэйджорами: ребята превосходно чувствуют себя на инди-сцене. Немаловажную роль в распространении музыки сыграл YouTube. На сегодняшний день насчитывается более сорока каналов, на которых выкладывается музыка этого жанра. Альбомы музыкантов можно купить в том же iTunes либо на Bandcamp.

До сих пор Synthwave был довольно-таки малоизвестным и долгое время оставался в андерграунде. Популярность он набрал благодаря распространению американской поп-культуры 80-х в последние годы. Наряду с кино, телешоу, комиксами и видеоиграми тех лет, музыка получила новую жизнь и превратилась в своеобразный артефакт из параллельного мира: той версии будущего, где мерцают неоновые огни, по хайвеям ездят говорящие машины, в подворотнях киборги занимаются рэкетом и проституцией, а Джонни Мнемоник пытается вернуть свои детские воспоминания, параллельно спасаясь от  рассерженных на него якудза.

Synthwave подкупает своей универсальностью: под него можно танцевать на танцполе, на его фоне можно работать и заниматься спортом. На худой конец, его можно слушать у камина, вспоминая о героической юности, либо в кассетнике Делориана, уезжая в закат по пустому шоссе. В фильме «Драйв» Николаса Виндинга Рефна этот жанр отразился ярчайшим саундтреком. Уверен, что и вы тоже найдете ему какое-нибудь применение.


читать на эту же тему