Как это было: экспериментальный мост между Таллинном и Москвой

111

В KUMU до 11 июня открыта выставка  «Симметричные миры – отраженные симметрии. Юло Соостер, Юрий Соболев, Тынис Винт, Рауль Меэль». Родилась она в результате сотрудничества двух кураторов: Эхи Комиссаров из Таллинна и Анны Романовой из Москвы. На выставке представлены работы 1960–1980-х гг., которые во многом сформировали наш сегодняшний визуальный язык. О том, как творили андеграундные московские художники и как происходила работа над этой выставкой, рассказала Анна Романова. 

Справка: Анна Романова — историк искусства, независимый куратор. В 19952006 гг. работала старшим научным сотрудником отдела советской и современной живописи и отдела новейших течений Государственной Третьяковской галереи. Куратор первой постоянной экспозиции в ГТГ «Российское искусство второй половины ХХ века» (2000 г.).


 

У вашей выставки заявлено два куратора как это сработало на деле? Какие институции сотрудничали с вами, и сложно ли было привезти работы в Эстонию или основной костяк работ был уже тут? 

Партнером KUMU в этом проекте стал Московский музей современного искусства (далее ММОМА). ММОМА взял на себя подготовку московской части проекта: координировал работу с музеями и частными собраниями Москвы и отвечал за сбор работ и отправку их в Эстонию. Организатор проекта музей KUMU работал с эстонскими музеями и с коллекционерами из других стран. В Таллинн из Москвы поехали не только работы Юрия Соболева, но и несколько работ Юло Соостера, предоставленные фондом «Екатерина». Всего в выставке приняло участие по четыре музея с каждой стороны, произведения также предоставили частные коллекционеры из Эстонии, России, Финляндии и Литвы. В общей сложности на выставке представлено около 300 произведений живописи, графики, видеодокументации слайд-фильмов,  эскизов к книжному и журнальному дизайну, анимации. Соотношение «местных» работ Юло Соостера, Тыниса Винта и Рауля Меэля к прибывшим из Москвы работам Соболева и Соостера приблизительно 60% к 40%. Мы с куратором Эхой Комиссаров встречались несколько раз на протяжении подготовки выставки, она приезжала в Москву, я — в Таллинн, где мы договорились о концепции выставки. Все остальные вопросы — отбор работ, экспозиционное решение выставки, издание каталога — решались в рабочем порядке в онлайн-режиме. Работа всей выставочной группы проекта была очень дружной и открытой. У нас не было проблем с получением работ, и я благодарна всем музеям и коллекционерам, которые были к нам так терпеливы и внимательны во время подготовки выставки.

 

Юло Соостер. Иллюстрации к статье В. Ладина «От« альфы» до «омеги»» в журнале «Знание – Сила» (1964/8)

Юло Соостер. Иллюстрации к статье В. Ладина «От« альфы» до «омеги»» в журнале «Знание – Сила» (1964/8)

 

Как вы пришли к выбранной теме и по какому принципу выбирали художников? Является ли эта выставка логическим продолжением вашей работы над выставкой Юрия Соболева в ММОМА?

Выставка продолжает большой проект, посвященный творчеству Юрия Соболева, над которым мы работали с Галиной Метеличенко, женой художника. На выставке «Острова Юрия Соболева» (2014) в ММОМА нам впервые удалось собрать и показать  все многообразие творчества художника, представить масштаб его идей и новаторство в самых разных областях. До московской выставки имя Соболева в основном связывалось с издательством «Знание» или журналом «Знание-сила», где он на протяжении многих лет был главным художником. Мы показали не только работы  Соболева в книжной и журнальной иллюстрации, но также его графику за сорок лет, начиная с ранних сюрреалистических рисунков начала 1960-х годов и заканчивая сложными коллажами, которыми Соболев занимался в 1990-е. Один из самых интересных разделов выставки был посвящен анимации, но особое внимание было уделено работе художника с полиэкранными слайд-фильмами. Юрий Соболев работал в этом уникальном жанре более 16 лет и стал одним из первых театральных художников в Советском Союзе, начавшим использовать большие полиэкранные проекции в качестве сценографии к театральным постановкам. Слайд-фильмы были настоящим новым медиумом 1970-х годов, они оставались популярными вплоть до конца 1980-х. Сегодня слайд-фильмы Соболева сохранились в виде видеодокументации, два из них экспонируются в KUMU. Это видеодокументация полиэкрана, сделанного Юрием Соболевым и режиссером Юрием Решетниковым для открытия конгресса Международного совета обществ промышленного дизайна (далее ICSID), который прошел в 1975 году в Москве, и слайд-фильм «Мандалы». Полиэкран ICSID представлял собой масштабное зрелище, мультимедийный коллаж, где цитаты из классического и современного искусства были помещены в поток товаров повседневного спроса. Вместо рекламы советских товаров, которую от авторов ждали заказчики полиэкрана, руководители Института технической эстетики, они получили фильм, главная идея которого противоречила концепции дизайнерского форума, имела критический пафос и демонстрировала процесс коммерциализации жизни и искусства. Показ полиэкрана был запрещен. В визуальном ряде полиэкрана ICSID Юрий Соболев использовал работы из знаменитой серии Рауля Меэля «Под небесами» — эти работы 1974 года можно увидеть в KUMU. Слайд-фильм «Мандалы» — это пример сценографии Соболева для спектакля по пьесе Рабиндраната Тагора «Почта», над которым художник работал вместе с режиссером Михаилом Хусидом в 1981 году в татарстанском театре «Человека, предмета, куклы».

Выставка Соболева в ММОМА показала всем совершенно нового художника. Это позволило нам и нашим эстонским коллегам посмотреть иначе и на связи Соболева с эстонским искусством: мы поняли, что эта тема требует более детального исследования. Концепция и состав участников выставки «Симметричные миры —  отраженные симметрии. Юло Соостер, Юрий Соболев, Тынис Винт, Рауль Меэль»  отчасти определились через фигуру Соболева, который оказался созвучен и современен не только Соостеру, но и следующему поколению эстонских художников.  Искусство Соболева менялось на протяжении всей его жизни. В 1960-е годы на его графику оказывал влияние  Юло Соостер, после его скоропостижной смерти  1970-м году творчество Соболева сильно изменилось. В начале 1970-х годов  в его работах видно влияние восточного искусства, тантризма, его художественные эксперименты близки поискам Тыниса Винта. Оказалось, что Тынис Винт также работал над постановкой спектакля «Почта» (1983) по пьесе Рабиндраната Тагора практически параллельно с Соболевым. Оба художника в Таллинне и в Набережных Челнах, независимо друг от друга, использовали для своей сценографии мотивы средневекового искусства Раджастана, причем мотивы идентичные. Но какая разная получается сценография в конечном итоге! Такие пластические параллели на выставке можно встретить не раз, и в этом смысле тема представляется мне неисчерпаемой.

 

Юрий Соболев (1928–2002), Александр Добрицын (1930). Развороты сборника «Наука и человечество» (Вып. 1, 1963)

 

Правильно ли я понимаю, что на выставке представлены работы художников периода 1960-1980-х годов? Почему именно эти три десятилетия попали в фокус и почему в этой компании всего один представитель из Москвы? 

Художники Юло Соостер, Юрий Соболев, Тынис Винт и Рауль Меэль являются представителями  московско-таллиннского «моста». Временные границы выставки совпадают с временными рамками  существования «моста», который охватывает эти три десятилетия. «Мост», созданный творческой интеллигенцией Москвы и Таллинна, стал каналом неформальной коммуникации для неофициальных художников, музыкантов, писателей, поэтов, существовавших в замкнутых условиях советской системы. Но если быть точными, началом «моста» считается 1956 год, то есть дата переезда Юло Соостера в Москву. Соостер прожил в Москве 13 лет, он был одним из лидеров московского неофициального художественного сообщества. В этом плане на нашей выставке Соостер представляет Москву. Однако выставка  посвящена не истории «московско-таллиннского моста»: нам было важно показать творческий диалог художников, их поиски современного «интернационального» пластического языка, инновационные визуальные эксперименты 1970-х,  которые часто велись ими одновременно в Москве и Таллинне. Эти пересечения в творчестве, идеях, работах показывают нам, что московско-таллинский «мост» не образная метафора и не только дружеская тусовка — итогом интенсивного общения становились выставки, концерты, литературные чтения.  Например, в 1984 году в Тартуском музее состоялась выставка «Искусство и фотография», в которой приняло участие около 40 московских и эстонских художников, на выставке было представлено 150 произведений живописи, графики, фотографии. Из Москвы приехали Илья Кабаков, Эрик Булатов, Эдуард Гороховский, Иван Чуйков… Это были художники круга московского концептуализма, у которых  почти не было шанса выставиться в Москве. В Эстонии они получили возможность поучаствовать в музейной выставке. Таких примеров профессионального сотрудничества было много.

 

Как наука и современное искусство Запада повлияли на этих художников? 

Показанные в Москве в 1959 и 1961 годах на национальных выставках США и Франции произведения художников абстрактного экспрессионизма, информеля изменили представление советских художников о современном искусстве. Абстрактные эксперименты в этот период можно встретить у многих из них, часто это довольно неожиданные  работы. И, конечно, образ «сюрреалистов» Соостера и Соболева, осваивающих в своей мастерской модернистские практики давно стал частью мифологии неофициального искусства, но, как все мифы, он правдив лишь отчасти. Интерес к сюрреализму был только периодом в творчестве Соостера и Соболева, сюрреалистическая эстетика никак не определяет творчество художников в целом.

Условный язык современного искусства использовался всем кругом художников издательства «Знание» и журнала «Знание-сила» — Юрием Соболевым, Юло Соостером, Виктором Пивоваровым, Владимиром Янкилевским, Анатолием Брусиловским и другими для иллюстрирования научно-популярной литературы и научной фантастики, интерес к которой в 1960-е годы был огромен.

В 1963 году в издательстве «Знание» вышел сборник под редакцией математика Виктора Тростникова «Физика: близкое и далекое». Юло Соостер оформил книгу в эстетике сюрреализма. «Неизобразимые» понятия науки — атомы, электроны, позитроны, звуковые волны — получили визуальное воплощение. Соостер сделал к книге около 200 эскизов, мы показываем на выставке 70 оригинальных иллюстраций художника из коллекции Тартуского художественного музея. Чтобы облегчить понимание сложной физической теории, Соостер часто использовал юмор и иронию в своих иллюстрациях. Однако к самой науке Соостер относился серьезно. В конце 1950-х годов в Советском Союзе были переведены книги Норберта Винера, основоположника кибернетики. Соостер, прочитавший все книги Винера, находился под большим впечатлением от его идей. В письмах своему другу по ГУЛАГу Андрею Соловью, обосновавшемуся после реабилитации на Урале, он с восхищением пишет о «новой науке» кибернетике  и о том, как она меняет мир.

 

Тынис Винт (1942). Развороты сборника «Teadus ja tänapäev» (Tallinn: Eesti Raamat, 1979)

 

Как происходило формирование нового визуального языка? 

Визуальный язык, с помощью которого мы сегодня привыкли ежедневно общаться с миром, зародился в начале ХХ века. Его развитие зафиксировал Вальтер Беньямин в своей знаменитой статье «Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости». Историк искусства Аби Варбург в своем атласе «Мнемозина» показал устойчивость и повторяемость визуальных мотивов в  произведениях  искусства от античности и Возрождения до рекламы начала ХХ  века. В результате системных сдвигов, которые произошли в начале ХХ века в науке, технологии, искусстве, — открытий в области оптики, распространению фотографии и кинематографа, влиянию модернизма — мы стали видеть мир иначе. Юрий Соболев, Юло Соостер и Тынис Винт разрабатывали язык этой новой образности посредством своей ежедневной работы над журналами и книгами.

Изданием с новаторской визуальной концепцией, рассказывающим о науке языком классического искусства и образов современного мира стал ежегодник «Наука и человечество». История, увиденная сквозь фокус современности, и современность, неразрывно связанная с традицией, были ключевой идеей визуальной концепции, предложенной Юрием Соболевым. Цитаты из произведений Ренессанса и маньеризма рифмовались в сборнике с образами современного мира — фотографиями макромира, то есть съемками космических объектов из космоса, или наоборот микромира — многократно увеличенными под микроскопом микроорганизмами. В сборнике было много неожиданных визуальных столкновений, придуманных  Соболевым, который назывался «автором сценария» ежегодника. Над ежегодником работал весь круг художников издательства «Знание»: предполагалась, что команда  художников ежегодника, как и съемочная группа в кино, — это коллектив единомышленников, реализующих общий проект. Согласитесь, концепция для Москвы 1962 года, когда даже не во всех редакциях была должность главного художника, достаточно новаторская. Визуальная концепция сборника «Наука и человечество» оказалась настолько универсальной, что в дальнейшем Юло Соостер и Юрий Соболев использовали ее в анимационном фильме «Стеклянная гармоника», над которым они работали в качестве художников-постановщиков по приглашению режиссера Андрея Хржановского, и в полиэкране ICSID, который мы уже вспоминали. В 1979 году в Таллинне выходит сборник «Наука и современность», который Тынис Винт оформляет в той же визуальной концепции, правда, используя для этого более современный авторский дизайн.


читать на эту же тему