Певческий праздник: честный взгляд изнутри

Puur-a4

В июле этого года состоялся Молодежный праздник песни и танца 2017. Один из авторов идеи праздника под названием «Я остаюсь» и ассистент главного дирижера Расмус Пуур рассказал о том, как он, по сути, случайно попал в число основных руководителей мероприятия и как ведется подготовка самого большого театрального представления в стране. В этом году в нем приняли участие 37 000 выступающих и несколько десятков тысяч зрителей.


Я сразу же должен сказать, что в команду по подготовке певческого праздника я попал исключительно через конкурс на лучшую идею. То есть практически случайно. Из моего опыта следует, наверное, упомянуть, что для предыдущего праздника я делал аранжировки для нескольких произведений. Так как большинство эстонцев либо выступали на празднике, либо (нескладно) подпевали, то мне стало интересно, как этот процесс в реальности осуществляется и как вообще делается такое гигантское мероприятие. Я думал, что ну я же человек без имени — только что закончил Музыкальную академию — и особой надежды нет. Но случилось так, что выбрали именно мой проект.

В детстве, как и каждый эстонец, я пел в хоре и немного соприкасался с оркестром. На самом деле я вообще не думал связывать свою жизнь c музыкой. Сначала изучал в Тарту литературу, но в конце концов все сложилось так, как сложилось.

О кровообращении культуры и вкладе в нее

Что вообще такое молодежный праздник? Если ты на нем выступаешь, то никакой разницы с обычным певческим праздником не заметишь, только что не увидишь там людей определенного возраста. Но в принципе все то же.

Что же можно сделать для того, чтобы это был максимально молодежный праздник — выглядел соответствующе и был сотворен молодыми? Какие для этого есть возможности? Почему те люди, с которыми я учился в Музыкальной академии и которые уже чего-то достигли, не могли бы стать дирижерами и на певческом празднике? Они ведь часть нашего культурного кровообращения и должны начать в него вкладываться, а не так, что ты должен достичь определенного возраста, и только тогда тебя пригласят поучаствовать.

А ты уже сейчас способен на многое, и у руководимых тобой коллективов в копилке призовые места с конкурсов по всему миру. Ведь культура развивается волнообразно, и сейчас она на пике, так что нужно использовать новые имена, которые появились. Чтобы не получилось так, что молодые не умеют, а старые уже не в силах что-то сделать. Чтобы сохранялась преемственность.

Так же обстоят дела и с молодыми композиторами: как же научиться писать многостраничные произведения для тысяч исполнителей, если ты не можешь поучаствовать в этом процессе. В классе нужного ощущения не получишь.

От молодых корней

Название проекта было «Молодые корни», тем самым мы сигнализировали, что в Эстонии есть люди, которые, в противовес расхожему мнению, что все молодые уезжают, никуда уезжать не собираются! Многие хотят пустить корни именно здесь. Все мощные стволы когда-то были тоненькими.

Мой друг Вейко Тубин помог выразить и оформить эту мысль.

О демократии

Я и мечтать не смел, что какой-то процесс может быть настолько демократичным, как организация певческого праздника. Когда за столом собираются около 20 человек, то им ничего другого не остается, как найти такое решение, которое будет устраивать их всех. И иногда это даже раздражало и мешало, но такое чувство возникало только поначалу.

Ты понимаешь, что когда у тебя есть четкая идея и все больше людей должны пойти с ней на компромисс, то твоя идея будет растворяться. В конце концов певческий праздник — это настолько обширный процесс, что рано или поздно ты столкнешься с мнениями других людей. Так что лучше обсудить все прямо там за столом. Так как певческий праздник принадлежит всем нам, то приходится постоянно считаться с мнением других и отвечать на письма, которые присылают учителя музыки и другие люди. Поэтому ужасно много работы. Одно дело — организовать само мероприятие, а другое — это все то, что ему сопутствует.

Об общей крыше и бунтаре

Когда речь заходит не только о певческом празднике, но и празднике танца, собирается еще больше людей. Для этих двух мероприятий нужно найти общую составляющую.

Также сталкиваются разные вкусы и мнения. В какой-то момент, после того как ты уже несколько месяцев посвятил себя этому процессу, вдруг более-менее начинаешь понимать, как же все устроено. Ты должен подавлять свои идеи и эгоизм, ведь это общее дело. Это очень хорошая школа для такого молодого бунтаря, каким я на тот момент, без сомнения, был.

О масштабах

На самом деле ты не осознаешь размеры певческого праздника, пока не начинаешь объезжать по стране репетиции. И — как говорят политики — встречаешься с избирателями. Это тот момент, когда напротив тебя сидят хористы и учителя музыки, которые на протяжении года трудились над этим репертуаром, и ты вместе с ними смотришь правде в глаза. Возникает вопрос, нравится ли им вообще все это, и как ты справился с оказанным тебе доверием. С одной стороны, репертуар, с другой — концепция в целом, та история, которую мы при помощи этого певческого праздника рассказываем. Нужно придумать, как вовлечь всех их
в процесс, чтобы смысл этого действа дошел до них.

О ложных впечатлениях

Неправильно думать, что певческий праздник идет на Певческом поле пару дней раз в несколько лет и это все. На самом деле процесс его подготовки занимает три года — по сути, как только заканчивается один праздник, начинают готовить следующий. Репетиции и вся подготовка, общение с учителями и уездами — отдельная тема и процесс. Речь идет не только о песнях — ты взращиваешь духовность. Певческий праздник просто так популярным оставаться не будет, во имя этого нужно трудиться и общаться со всеми участниками процесса. Рассказывать о подоплеке произведений, биографиях композиторов и о значении песен, которые мы поем. Есть вещи, которые не связаны с музыкой, но они архиважны. Я даже не предполагал, насколько важны! Подобную работу нужно проводить, и, на самом деле, это круто.

О молодости и старости и о хлопающих дверях

Смешные моменты связаны с тем, что в процессе подготовки праздника впервые участвовало столько молодых дирижеров — их было 17 человек — и напротив них, а порой и рядом с ними, стояли дирижеры в возрасте 60+/–, а ты вместе с другим молодым коллегой должен был их оценивать и давать им обратную связь. Это странная позиция. К счастью, ни одного острого конфликта между поколениями не возникло. Но, с другой стороны, сидя в конторе певческого праздника, иногда было даже жаль, что не позволили возникнуть спору между поколениями, который мог бы быть, пожалуй, более ожесточенным. Можно было бы и дверьми немного похлопать. Порой мне такие ситуации нравятся, особенно, если человек готов до конца защищать свою правду.

А у нас было так, что давайте сотрудничать и до конца оставаться друзьями. Это вполне обоснованно. Но ведь бунтарь хочет бунтовать, а не сразу же уступать. Однако в целях сохранения мира — лучше не надо!

О певческом празднике как о театре вовлеченного зрителя

С одной стороны, вроде как на певческом празднике не на что смотреть, только что на народные массы. Но с другой стороны, это театр вовлеченного зрителя, когда ты одновременно и публика и участник — подпеваешь и делаешь волну. По большому счету опыт, который человек должен получить на певческом празднике, из года в год один и тот же. Скажем так, что каждые пять лет постановки немного разные, но они должны вызывать одинаковые переживания. Так как в празднике участвует очень много людей и он длится шесть часов, то места для ошибки практически нет. Все детали, формулировки и тому подобное продумывается крайне основательно. Певческий праздник больше, чем мы сами, поэтому и ожидания людей такие высокие. Если об этом думать, то в какой момент начинает мутить.

Споры по поводу названия

Я бы оставил нынешнему празднику название «Молодые корни», которое, на мой взгляд, намного конкретнее и яснее. «Я остаюсь» более расплывчато. Споры о названии шли около полугода, были собрания, и мы перепробовали много вариантов. К чему-то возвращались, от чего-то отказывались. В конечном итоге название «Я остаюсь» не было абсолютным фаворитом, но, наверное, подходило большей части людей.

Я сам придерживался мнения, что название «Я остаюсь» ничего мне не говорит. Если ты остаешься, то ты должен начинать что-то делать. Только остаться — этого мало, само по себе это не ценно. Как будто чего-то в этом названии не хватает, к тому же «оставаться» — это пассивный глагол. В этом словосочетании мало юношеского задора. Оно такое мягкое и подходящее всем людям — таким, к сожалению, и, как это ни смешно говорить, наверное, и должен быть певческий праздник.

О лечении болезней

Певческий праздник называли фашистским и шовинистским, одновременно с этим упрекали в том, что он слишком мало защищает наши корни. Как его только не склоняли. Наверное, дело в том, что каждый сегмент общества надеется при помощи этого мероприятия излечить свою проблему или болезнь. Но при помощи певческого праздника ты не можешь вылечить всех. В него невозможно вложить все и сразу, потому что в подобном случае от него ничего не останется. Волей-неволей приходится выбирать какую-то идею или направление, в котором ты, ни на кого не оглядываясь, упорно движешься.

И всегда находится какое-то движение, которое хочет повернуть все в свою сторону: например, когда Эстония вступила в Европейский Союз, в какой-то момент поступило предложение исполнять на певческом празднике гимн ЕС. Но послушайте, таких вещей делать нельзя — певческий праздник должен сохранять суверенитет. Подобное случается снова и снова, к счастью, большинство таких предложений даже не доходит до художественных руководителей, их фильтруют в офисе Eesti Laulu- ja Tantsupeo SA. Перетягивания одеяла на себя очень много — взять хотя бы тему с русской песней, которую поднял товарищ Кылварт.

С одной стороны, ввести в репертуар какой-нибудь казачок — абсолютно бессмысленная идея. Но при этом у меня немного другая позиция по отношению к советскому времени, в котором я никогда не жил, — у меня нет крайне личной связи с этим временем, я смотрю на него не так серьезно и через какие-то другие очки. Конечно, я понимаю, что жизнь тогда была очень тяжелой и творилось много зла, но к каким-то явлениям я могу относиться с куда большим юмором, чем те, кто столкнулись с ними лично.


В 2014 году Расмус Пуур (р. 1991) с красным дипломом окончил Эстонскую академию музыки и театра по специальности «Композиция». Помимо этого он учился хоровому дирижированию у Тыну Кальюсте. В 2007–2017 году вместе с другом Эдмаром Тууле создал молодежный оркестр «Reaalmažoor», который дал за свою деятельность более 60 концертов и выпустил шесть студийных альбомов. Творчество Пуура исполняли многие профессиональные и любительские коллективы Эстонии. Также Пуура ценят как создателя аранжировок и оркестровок. Он писал музыку для постановок в театре NO99 и NUKU, Таллиннском городском театре, Эстонском драматическом театре и других. В 2016 году Эстонское хоровое общество выбрало Расмуса Пуура хоровым композитором года. 2017 год, помимо участия Пуура в XII Молодежном празднике песни и танца в качестве автора идеи (совместно с Вейко Тубиным) и ассистента главного дирижера, ознаменовался постановкой его хорового произведения «Kord annan end päriselt ära» («Однажды я отдамся насовсем»), посвященного мыслям и переживаниям молодежи. А 22 сентября 2017 в национальной опере «Эстония» состоялась премьера оперы Пуура по мотивам пьесы Яана Круусваля «Цвета облаков», сюжет которой повествует о бегстве эстонцев с родины в вихре Второй мировой войны.


читать на эту же тему