Опера как повод задуматься об эмиграции

IMG_0900

В этом году каждое учреждение культуры старается преподнести столетней Эстонии изысканный подарок. В национальной опере по такому случаю еще 22 сентября 2017 года состоялась премьера оперы Расмуса Пуура «Цвета облаков» (либретто Лаура Ломпера по мотивам одноименной пьесы Яана Круусвалля, постановщик Роман Баскин). Если у Круусвалля действие происходило в 1944 году, когда эстонцы бежали за границу от войны, то Лаур Ломпер решил перенести нас в 1987-1993 годы, тем самым добавив в семейную сагу историю восстановления независимости и лихие 90-е.


Написанная в 1983 году пьеса Яана Круусвалля «Цвета облаков» в свое время наделала много шума из-за антирусского посыла и стала одним из знаковых текстов того периода. Микк Микивер поставил по ней эмоциональный спектакль, который был записан для телевидения, но теперь его показывают нечасто. Сегодня многослойная постановка Микивера напоминает нам о вещах, которые мы с удовольствием спрятали бы под ковер. Более того, она указывает на то, что отъезды не закончились, что причина уехать все еще есть, и причина эта часто прячется в неумении эстонцев держаться вместе, и что проблему отъездов мы долгое время старались игнорировать.

 

Она устает ждать и отправляется в Швецию, где живет бок о бок с иммигрантами из Сомали и обретает бога.

 

За день до премьеры оперы Расмуса Пуура я встретилась с другом, который уже много лет живет за границей и чья связь с родиной становится все более непрочной. Половину представления я думала о том, как же я хочу, чтобы и он увидел этот спектакль, потому как наша встреча закончилась на немного меланхоличной ноте: надо уезжать из Эстонии, зачем оставаться, зачем ехать. Многие темы, которые я, зная пьесу «Цвета облаков», ждала, в опере так озвучены и не были, в лучшем случае, вскользь упоминалось то, почему все-таки герои решают уехать. Внутренняя свобода — вот основная причина (а не деньги), и хотя проживание в негустонаселенной стране имеет кучу преимуществ, именно внутреннюю свободу порой друг другу и запрещают, потому как поди знай, что другие подумают.

ГАЛЕРЕЯ ТИПАЖЕЙ ЭСТОНОЗЕМЕЛЬЦЕВ

В опере «Цвета облаков» на сцену выходит обычный стойкий эстонец, который видел хорошие и плохие времена, который помнит, каково стоять в очереди за суповыми костями или вместо булки печь ячменные лепешки, и который никогда ничего не выбрасывает, потому что неизвестно, какие времена грядут. Обещание есть картофельную кожуру сбылось, однако по другим причинам: в кожуре много витаминов, она самая полезная часть корнеплода.

Калев (Мати Тури) и Лагле (Янне Шевченко) — два самых ярких персонажа этой оперы, два мечтателя. Брат и сестра очень легко поддаются влиянию, легко впадают в эйфорию от новых идей. Калев еще и болтун: во время поющей революции он играючи покидает ряды компартии и начинает кичиться этим перед родителями. Во время августоского путча он спешит в город и начинает творить там сомнительные вещи. Лагле же не только любит мечтать, она еще и человек действия. Девушка не ждет, пока придут перемены: на волне перестройки она подрывает советские устои, став панком (кстати, впервые вижу, что панки выведены в Эстонии на оперную сцену по делу, а не в качестве обязательного элемента современной постановки). Ее арии о свободе и любви пламенны и одновременно по-детски милы, как будто на мгновение на сцену выскочила Мальвина из «Приключений Буратино». Увы, она устает ждать и отправляется в Швецию, где живет бок о бок с иммигрантами из Сомали и обретает бога. Порядочного трудяги, который будет вспахивать и засеивать поля и заготавливать продукты овощеводства, из этих отпрысков не вышло.

Самым удивительным персонажем постановки стала супруга Калева русская женщина Мария (в полном напряжения исполнении Юули Лилль-Кёстер). Наверное, впервые на оперной сцене подобным образом раскрывают душу живущего в Эстонии русского человека — и это действительно нежная, чуткая трактовка. Ария Марии, в которой она жалуется, что ее не приглашают на семейное фото, стала, наряду с появлением бабушки Анны (Ита Эвер), одним из самых эмоциональных моментов спектакля. Да, хозяйскому сыну просто выбросить партбилет и «сменить цвет», но что должна сделать его жена, чтобы во время новой эпохи ее приняли за свою?

 

Раньше я никогда не задумывалась о том, что можно сравнивать стук в дверь тех, кто занимался проведением депортаций, и взимающих долги представителей криминального мира.

 

Носителями эстонских традиций и духовности Круусвалля-Микивера в основном являются (помимо бабушки) отец Каарель (Ясси Захаров) и мать Элль (Хелен Локута). Как и в театральной постановке, на оперной сцене мы видим отца, который часто поднимает на детей голос, и тихую, защищающую своих чад мать. При этом обоих родителей мучает одна и та же тревога: они не понимают поведения своих отпрысков, но, несмотря на это, все же стараются уберечь их от плохого. Наиболее ярко скорбь этих героев выражена в их ансамбле «On sulle mõeldes kodu elus hoitud ja sina sellest midagi ei pea» (дословный перевод: «В заботе о тебе мы берегли этот дом, а тебе до этого нет никакого дела»), который звучит перед отъездом Лагле.

Особенно больно, что семья, в пьесе Круусвалля избежавшая депортации, в опере должна в принудительном порядке покинуть родной хутор. Раньше я никогда не задумывалась о том, что можно сравнивать стук в дверь тех, кто занимался проведением депортаций, и взимающих долги представителей криминального мира. Но ведь и правда, их стук одинаково неожиданный и неприятный, а в вину тебе вменяют жизнь или даже просто умение приспособиться к обстоятельствам.

ГОТОВНОСТЬ ВГЛЯДЕТЬСЯ В 90-е

На фоне трагедии отпрысков этой семьи рассказывается история восстановления независимости Эстонии, и нам показывают ее наиболее важные события. Меня удивило, что композитор Расмус Пуур и либреттист Лаур Ломпер решили закончить действие оперы 1991-м годом, который также является годом рождения композитора (с точки зрения происходящего в опере, конечно же, важнее то, что этот год означает восстановление независимости страны). Я понимаю, что вести повествование до наших дней означало бы встать на скользкую дорожку, но все равно я с любопытством ждала, какие же знаковые исторические события будут освещены следующими (может, введение кроны или гибель «Эстонии»?) и с точки зрения какого героя их преподнесут. Но делать намеки о нашем образе мышления безопасно лишь через призму прошлого, и это удалось блестяще. Возьмем хотя бы второстепенного героя Мадиса (Мати Вайкмаа), который в советское время был тайным агентом КГБ, а с приходом республики выставил свою кандидатуру на парламентских выборах и, под раскаты освобождающего смеха в зрительном зале, намекал на введение бесплатного транспорта.

 

До сих пор оперы эстонских композиторов, как правило, ограничивались анализом прошлого, настоящее же не трогали.

 

Ведут ли напряженные времена во внутренней политике и во всем мире к подъему такого жанра как политическая опера? До сих пор оперы эстонских композиторов, как правило, ограничивались анализом прошлого, настоящее же не трогали. Связанная с темой Холокоста опера «Валленберг» Эркки-Свена Тююра, основанная на бестселлере Софи Оксанен, рассказывающая о депортации опера Юри Рейнвере «Очищение», а также благодаря либретто Рейнвере содержащий современные политические аспекты «Пер Гюнт» — премьеры всех этих произведений состоялись за границей. Композитор Мярт-Матис Лилль вместе с либреттистом Яном Каусом и постановщиком Тааго Тубиным в опере «Под огнем» (ориг. «Tulleminek») театра «Ванемуйне» рассматривали под довольно интересным углом общечеловеческие аспекты войны, что, в принципе, немного затрагивает и день сегодняшний, хотя действие спектакля разворачивается во время Первой мировой войны. Войны, репрессии и связанная с ними потерянность волей-неволей являются важной темой для малого народа, и, видимо, это был вопрос времени, когда поющая революция и восстановление независимости найдут отражение в опере.

1980-е ретропоезд уже миновал, и мы как раз прибыли в 1990-е, чтобы проанализировать, что за ад у нас тут начался после того, как мы освободились от оков оккупации. Этим же вопросом, в более или менее удобоваримой форме, уже задавались, например, Яак Кальм в фильмах «Диско и ядерная война» (ориг. «Disko ja tummsõda») и «Герои» (ориг. «Sangarid»), Трийн Руумет в ленте «Беспорядочные дни — лихие 90-е» (ориг. «Päevad, mis ajasid segadusse»), телесериал «ЭССР» (ориг. «ENSV»). Схожая тематика будет, скорее всего, и в телесериале «Банк», выход которого ожидается в 2018 году. 1990-е еще не совсем затаскали, а вот 1980-е, пожалуй, уже набили оскомину. Первыми исследованием поющей революции и игр в самостоятельность занялись зарубежные ученые и документалисты, но кажется, что теперь и у нас самих возникла достаточная дистанция с произошедшим. Опера Пуура по сравнению с пьесой Круусвалля показывает нам на одно поколение больше, но ведь на сегодняшний день сменилось еще одно поколение. И будем надеяться, что итоги нашей нынешней жизни подведет уже кто-то третий…

27-ЛЕТНИЙ КОМПОЗИТОР СПРАВИЛСЯ НА ОТЛИЧНО!

По сравнению с оперой Мярта-Матиса Лилля произведение Расмуса Пуура написано совсем другим почерком. Вмеcто фрагментарных приемов и недомолвок — простая, логичная структура, которую легко проследить. Ведь не имеет смысла делать миф сложным и абстрактным. Мне симпатизирует то, что историю восстановления нашей независимости здесь не стараются приукрасить: люди человечны — со своими благородными идеями и огромными недостатками. Эстонский язык звучит со сцены хорошо и искренне: оказывается, если либреттисты-драматурги умеют работать со словом и ограничиваются родными рифмами, то и в опере о важных вещах можно говорить без художественного приувеличения.

 

Музыка расцвечена известными и менее известными цитатами: например, в сцене молодежных волнений с участием панков можно было различить «Здравствуй, перестройка!» группы J.M.K.E.

 

Мелодичная музыка Пуура проникает в душу и при этом точно передает происходящие события и внутреннюю жизнь героев. Музыка расцвечена известными и менее известными цитатами: например, в сцене молодежных волнений с участием панков можно было различить «Здравствуй, перестройка!» (ориг. «Tere, perestroika!») группы J.M.K.E.; решение Верховного Совета объявить о восстановлении независимости Эстонии становится священным моментом, и это ощущение усиливается за счет использования первых тактов мелодии «Мое отечество — моя любовь» (ориг. «Mu isamaa on minu arm») Эрнесакса.

В постановке самое важное, чтобы все было честно и достоверно, и Роману Баскину это удалось. В центре просто оформленной сцены башня, выполняющая то функцию маяка, или пограничного сооружения, то дирижерского пульта во время певческого праздника, то киоска, где продают гамбургеры. Вторым местом, где разворачивается действие, является кухня живущей в прибрежной деревне семьи: здесь постоянно работают, например, режут яблоки, прежде чем запихать их в алюминиевую соковарку. На протяжении всего спектакля фоном идет приятно удивляющее своей скромностью видео Арго Валдмаа, в котором из-за облаков «выглядывают» намеки на место действия и базовые сведения о происходящем.

Опера Пуура крайне эмоциональна. У меня было хорошее предчувствие уже в тот момент, когда Национальная опера «Эстония» объявила о своем намерении провести конкурс на концепцию оперы: напрямую у композитора оперу ведь заказывают редко, и подобный неожиданный шаг вызвал симпатию. Публично членам Союза композиторов сообщили о конкурсе весной 2014 года. Меня охватила радость, когда выяснилось, что «Эстония» решила отметить 100-летие республики оперой такого молодого, недавно принятого в Союз композиторов и пока еще неопытного в плане создания крупных форм композитора. Позже я поняла, что, очевидно, в пользу Пуура говорила его многогранная картина мира и тесные пересечения с литературой и театральной наукой, что крайне помогает при создании оперы. Справиться со свободой, о которой постановщик Роман Баскин говорит в программке, Пууру было несложно, потому как он на собственном опыте знает, как из маленьких вещей вырастают большие. Поэтому хочется надеяться, что эта опера останется в репертуаре театра надолго. Жаль, что сейчас она стоит в программе редко, и это как-то несильно подпитывает мою надежду.


Составить собственное впечатление об опере «Цвета облаков» можно 14 или 19 июня.

Билеты лучше покупать заранее: opera.ee


читать на эту же тему