В поисках близкой сердцу страны

anton2

Вырасти в 90-е в Копли, стать в Лондоне графическим дизайнером мирового уровня, уехать на два с половиной года путешествовать по Азии и отказаться от некогда обожаемой профессии. Читайте интервью с Антоном Бурмистровым о том, чем чреват выход из зоны комфорта. Беседовали Олеся (О) и Дан (Д) Ротарь.


Д: В какой среде ты рос? У тебя родители — представители творческих профессий?

Нет, в этом смысле они вообще ничем не примечательные. Мама в последние годы работала бухгалтером. Отец у меня много профессий сменил. Изначально он учился на милиционера, потом ушел в охрану, но одновременно с этим он рисовал, какое-то время писал иконы для церкви Александра Невского. У меня тоже появился какой-то интерес рисовать, меня послали в художественную школу, ну и особо не налегали. Родители дали мне эту возможность и отпустили меня, и этим они замечательны. Мне нравился только рисунок — гуашью я не особо рисовал, историю искусства вообще не учил. Потом появились компьютерные программы, где можно было рисовать, немного играть со шрифтом и формами.

Я пробовал, пробовал, пробовал, появилась до сих пор существующая платформа deviantart, я начал выставлять туда свои работы. Еще был местный сайт «Корчма», созданный в Нарве, туда я тоже заливал свои работы. Таким образом выучил многие инструменты на пять с плюсом. Но дизайн — это совсем другое. Дизайном я начал заниматься уже в университете.

Мы тут недавно ходили в KUMU, и я вообще ничего не понял — искусство мне всегда тяжело давалось. Ведь разница между дизайнером и художником огромна: дизайнер решает проблемы, а художник делает, что ему угодно.

О: Ты из Копли, правильно?

Да, с улицы Соо, сейчас в моем доме располагается кафе Tops. Теперь это модный район с модными кафе и барами, а тогда это была рыбацкая деревушка, где жил рабочий люд и любители выпить. Наша семья была исключением. Мой дом детства уже сильно покосился — он очень старый.

Д: А в школе у вас была какая-то творческая тусовка?

Нет, не было. Учился я в 14-й школе и в Каламаяской.

О: Вернемся к твоему настоящему. Почему ты два с половиной года назад резко (а может, и нет) решил все поменять?

Да, это было резко. Я никогда не сидел и не думал, что хорошо бы уехать надолго путешествовать. Наверное, с одной стороны, это было любопытство. А с другой стороны, у меня как раз тогда закончились отношения, а ведь всегда хочется куда-то рвануть, когда отношения заканчиваются. Правда, на тот момент, когда я в путешествие отправился, я уже встретил свою нынешнюю подругу Сю.

До этого я часто устраивал себе длинные уикенды в Европе. Это пробудило интерес к путешествиям. И когда у меня появилась полная финансовая свобода, когда я понял, что мне можно очень долго не работать, я начал думать, что делать. Обычно люди сразу же берут ипотеку, а в я выбрал что-то другое. Просто если я их уже один раз заработал своим трудом, то смогу и потом. Тем более эти деньги появились достаточно быстро — за полгода. Правда, я работал по 16-18 часов в день: приезжал в офис в 6 утра, до 10 утра работал над своим проектом, с 10 до 6 на основной работе, с 6 до 12 опять над своим проектом. Иногда спал на работе, чтобы не тратить время на дорогу, хотя охранники выгоняли меня оттуда из-за соображений моей же безопасности.

О: Как долго ты готовился к путешествию и выбирал маршрут?

Изначально у меня была идея поехать по Транссибирской магистрали. Я думал так: начну поездку с удобств — русский я знаю — и еду в ту сторону, где все более-менее дешево. Плюс в Восточной Азии есть всего две дорогие страны — это Япония и Южная Корея, поэтому я хотел посетить их с самого начала. Так что мой маршрут складывался так: Монголия, Китай, Тайвань, Южная Корея и так далее.

О: То есть определенного интереса к какому-то региону не было?

Нет. Я знал, что хочу посетить все страны в Азии — их около 50.

О: Были ли у тебя близкие знакомые, которые поступали точно так же — бросали все и уезжали в длительное путешествие?

Нет, не было.

 

Д: Нашел ли ты в ходе своих путешествий ту страну, где тебе хотелось бы жить, где тебя все устраивает?

Пока не нашел такую. Любая страна по-своему удобна. Но вот такой страны, которая близка моему сердцу, я пока не нашел. Но я заметил, что мне нравятся пустынные места. Монголия, Киргизия — мало людей, вокруг степи, где вообще никто не живет. И Индонезия очень феерическая страна, как из детских книжек про динозавров — вулканы стоят каждые 50 километров. Но чтобы понять, что мне близко, хочу посмотреть еще какой-нибудь другой континент. А если оставаться в Азии, то я бы выбрал Малайзию — там отличная инфраструктура. Жить бы хотел в таком месте, где есть и море, и горы.

О: Тогда тебе в Батуми!

Да, я думаю съездить в Грузию.

О: А какие места тебя неприятно поразили? Был ли ты предупрежден о каких-то опасностях, или ты просто с ними сталкивался?

Не был предупрежден. В части стран — Китае, Японии, Малайзии, Тайланде — мне было несложно, там есть все, что надо, главное, чтобы были деньги. Из опасных ситуаций — я много раз падал с мопеда на проезжую часть, и меня уже давно мог сбить автобус. А я думал: «Ну и фиг с ним». Да, у меня была страховка, но если бы она не была обязательна для того, чтобы ехать на Транссибирском экспрессе, то я бы и не стал ее делать. Потому что мне кажется, что та информация, которую мы получаем, она утрирована. Конечно, я встречал путешественников, которым очень не повезло — например, пришлось оперировать ногу после удара о коралловый риф или кто-то заболел лихорадкой денге. Я привился от парочки болезней и взял с собой таблеток от малярии, но ни разу их не пил, и со мной ничего страшного не происходило. Только один раз я переболел лямблиями, скинул 10 килограмм из-за того, что по десять раз в день ходил в туалет, но антибиотик быстро помог. Я даже знаю, где я ее подцепил — просто когда я вышел из зоны комфорта, я абсолютно потерял бдительность и ел все подряд.

О: Но все-таки были у тебя какие-то действительно опасные ситуации?

Я белый мужчина, не худощавый, плюс у меня выражение лица говорит «не подходи ко мне». На самом-то деле я мишка любезный, но выгляжу, как человек, с которым лучше не связываться. Поэтому мне с моей колокольни сложно судить об опасности — я не чувствовал никакой опасности.

О: Где были самые неудобные кровати?

Классный вопрос! Я так и не привык спать на китайских кроватях — у них нет матраса, они спят на деревяшках и мешках с гречкой, а бывает и просто на закругленных бревнах.
В Японии, вопреки моим ожиданиям, были самые удобные кровати. Спят они на полу, но у них есть кое-какие матрасы. В Южной Корее все делают на полу — у них нет ни кроватей, ни стульев. Пол обогревается — эта система обогрева существует у них с древних времен. На ночь тебе еще выдается подогревающийся матрас, и поэтому ты просто кипишь во время сна.

О: А где ты останавливался? Отели? Couchsurfing?

Я останавливался в хостелах. Через Couchsurfing не хотелось, потому как я ценю личное пространство. Но у них на сайте есть опция «хэнгаут», когда ты не проживаешь у людей, а встречаешься с ними, чтобы погулять по городу, и ей я пользовался, потому что хотелось посмотреть нетуристические места. Все ведь бегут по Lonely Planet, а я хотел другого. Кстати, местные, которых я находил через Couchsurfing, тоже следуют Lonely Planet, как будто есть какой-то Большой брат, который всем советует, куда идти. Но много раз я испытывал восторг именно тогда, когда шел напролом, например, в трущобы. Правда, мне там было неудобно находиться, потому что я видел, что люди стыдятся своей нищеты.

Основным путеводителем для меня служило мобильное приложение maps.me, на карту которого, как в Google Maps, каждый может нанести понравившееся место.
В выбранных мною местах никто не говорил по-английски, условия проживания были очень низкого уровня. Из-за этого своего выбора я очень устал, потому что каждые один-два дня я переезжал на новое место, а там попадал в среду, которая для жизни, в моем представлении, не создана. Там меня кусали клопы, тараканы по мне бегали, презервативы везде валялись, в стенах были дыры и было видно соседей.

О: Зачем ты это выбрал?

Чтобы не ходить по протоптанному пути, чтобы получить радость от того, что не кто-то мне навязал свою точку зрения о путешествиях, а я выработал ее сам. Поэтому я и не люблю говорить о путешествиях, потому что мне кажется, что каждый человек должен решать сам.

У меня есть только один совет: заставьте себя выйти из зоны комфорта. Только тогда вы получите истинную радость.

Д: Где живут самые приятные в общении люди? Кроме Эстонии, конечно.

В Тайланде. Это клише, но так оно и есть. А ведь мне есть с чем сравнить. Я заметил, что в каких-то странах люди очень стеснительные, есть места, где люди очень гостеприимные, но они неулыбчивые, есть те, кто считают своим долгом сделать для гостя все возможное — накормить, напоить и еще станцевать перед ним. А в Тайланде люди просто всегда улыбаются, по-доброму шутят над тобой — ты ведь такой белый и неуклюжий.

О: Кстати, соприкасался ли ты в Японии с тем, что тебя не обслужили из-за того, что ты не японец?

Да, было такое, но я не понял почему. Они сказали мне в лицо, что здесь только для японцев, я развернулся и ушел, но подумал, что, может, я что-то неправильно понял.

О: Да нет, у них это обычная практика — Япония для японцев.

А чему тут удивляться? У них остров маленький, нужно пространство для развития, а пространства этого крайне мало. Тем более, что я там был гостем, так что просто должен принять это к сведению.

О: Были ли вещи, сталкиваясь с которыми, ты сильно расстраивался?

Я малоэмоциональный человек. Однажды рано утром я засунул свою ногу в ботинок и почувствовал что-то мокрое. Посмотрел — оказывается, я раздавил геккона, это такие маленькие миленькие ящерки. Я сильно расстроился из-за этого. А если серьезно, то все зависит от того, с какими предубеждениями ты едешь куда-то. У меня с детства, проведенного в деревянном доме без центрального отопления и горячей воды да еще в 90-е, зона комфорта более жесткая, чем у других.

О: А как же голодающие дети в Индии?

Если ты не знаешь, почему в какой-то стране дети голодают, тебя это расстраивает. А если ты понимаешь почему, и это все отсылает тебя обратно домой в благополучную Европу, то… Ведь кто-то беден, потому что кто-то богат. Но, кстати, я в Индии голодных людей практически не видел — там все постоянно что-то готовят и едят.

А больше всего меня в моем путешествии расстроило то, что мою первоначальную картину мира формировали советские атласы, а затем каналы Discovery и National Geographics. И когда я туда поехал, я понял что всего этого больше не существует! Проблема в том, что телевидение, книги, блоги знакомят нас только с тем, что помещается на картинке, а там ведь вокруг еще 360 градусов! Когда я ездил по Китаю, Тайваню, Японии, я не видел ничего из того, что я представлял. Везде железо и бетон, везде машины, люди, много шума. Все современное, а я искал дикое и диковинное, думал, что это еще есть. Везде сплошная коммерциализация. Туристические инфраструктуры развиты так, что ты не можешь просто потеряться, порыбачить — все уже придумано и схвачено. И это меня очень расстраивает. Я обобщаю сейчас, есть, конечно, места, но они не легкодоступны. Поэтому я и говорю, что если ты выйдешь из своей зоны комфорта, то увидишь другую реальность. Я начал ее видеть, к сожалению, только спустя полгода после начала своего путешествия.

О: Почему у тебя ушло на осознание этого так много времени? И как ты свернул первый раз с протоптанной тропы?

Я все это время пытался понять, что не так. И я по чуть-чуть начал сворачивать в сторону. Первый раз сделал это в Гонконге. Как-то гулял по городу и зашел в дверь, которая вела в магазин, но не пошел в него, а свернул на лестничную клетку и пошел до самого верха 40-этажного здания. Поднялся и смотрю — люк на крышу, он оказался открытым, я вышел на крышу, там никого не было, а подо мной расстилался весь хаус Гонконга. И я решил: «Я здесь четыре дня, буду каждый день гулять по крышам». В Макао я поступал так же. Если были домофоны, то я начинал придумывать истории — мол, я к другу, он живет на 42 этаже. При вопросе «как друга зовут?» я убегал. Потом мы уже делали так (через год после моего отъезда ко мне присоединилась моя девушка Сю): если мы нашли в интернете хотя бы три поста о каком-то месте, то мы туда не ехали!

О: Как же вы узнавали о местах, о которых ноль информации?

Через интернет, читая незнаменитые сайты и блоги. А если информации нет совсем, то мы выбираем на карте, скажем, нейтральную территорию между городами и останавливаемся там в какой-то деревне. Например, фотоэссе о добытчиках соли в Индии так и родилось. Мы приехали в город, который не видел туриста несколько десятков лет, ведь там нет ничего примечательного. И начали спрашивать у местных, чем тут люди занимаются и как живут. Оказалось, что в 40 км от города добывают соль. Местные — самый надежный источник информации: по карте ориентируются не многие, но рукой покажут и направление, и расстояние. Мы засняли эти соляные поля и одновременно с этим прочитали в интернете o «соляном походе», когда Махатма Ганди прошел пешком 400 км, протестуя против повышения Британией налога на соль. Это разбудило еще больший интерес, и мы побывали в четырех местах производства соли в Индии и сделали на эту тему фотоотчет. Туристов там нет.

О: После скольки месяцев путешествия путешествовать расхотелось?

Всего я путешествовал 2,5 года, но в тот момент, когда я стал выбираться в неизведанные места, я стал сильно уставать, потому что это очень ресурсозатратно. Поэтому уже спустя полгода я решил, что нужно где-то засесть и записать впечатления — нашел место с быстрым интернетом в Малайзии и стал отдыхать и писать. Да, надо отдыхать, чтобы путешествовать.

Д: Когда ты отдыхал от путешествий, ты занимался дизайном?

Нет, вообще не занимался. Но я сделал себе блог на английском «Train To Kitezh». У него было около тысячи посетителей в месяц, его нужно было развивать, но потом мы опять поехали путешествовать, и все застопорилось.

О: При этом у вас со Сю возник еще один проект — кроссмедийная платформа Train Tarte Tales, где вы пишите лонгриды, сопровождая их аудиофайлами и фотографиями. Почему в эпоху твиттера и инстаграмма вы пришли к такому немодному формату?

Я не считаю, что одна картинка говорит больше, чем тысяча слов. Мне хотелось пояснить свои фотографии, поделиться своим опытом от увиденного. Ведь люди пролистывают картинки, не обращают внимания на детали, просто ставят like или dislike. А хочется рассказать, какие там были запахи, звуки, температура воздуха.

О: Где ты берешь факты для своих историй и где их проверяешь?

В интернете, ведь мы не академические тексты пишем, а истории людей, которые нам их и рассказали. Лишь однажды нам понадобились статистические данные — в истории про бездомного бельгийца, который прожил в Индии 57 лет, приехав туда в 18. Еще в 1940-е у него пропал паспорт, и он, по неясным для нас причинам, так его и не восстановил. В свои 75 лет он работает рикшей. Нашли мы его случайно, проходя мимо по улице. Сейчас мы пишем историю про жертвоприношения животных в Непале: нам интересно понять, почему индуизм настолько разнится в Индии и Непале.

О: Кто ваши читатели?

Те, кто готов уделить 30 минут чтению. И те, кого интересуют социальные проблемы, потому что мы не просто рассказываем истории, а даем контекст. Например, у нас есть история пекаря, который из-за того, что частные лица и мировые компании скупают недвижимость в городе, должен переносить свой бизнес все ближе к трущобам, тем самым теряя клиентов. Многие туристы говорят, что приносят деньги в экономику развивающихся стран, но чтобы так утверждать, тебе точно нужно знать, кому принадлежит турагенство или отель.

О: А какие перспективы у вашего сайта?

В идеале — писать для крутых журналов, путешествуя по всему миру и ища интересные истории с социальным уклоном.

О: Я чуток погуглила и не нашла подобных вашему ресурсов. Вы действительно уникальны?

Практически да. Есть еще сайт maptia.com, на котором разные авторы выкладывают свои истории. И истории там просто шикарные!


Посмотреть и почитать: traintartetales.com


читать на эту же тему