Что послушать этой зимой

Zahir a0301894650_10

Московский музыкант, журналист и преподаватель Ник Завриев делится впечатлениями от прослушивания свежих релизов эстонских музыкантов.


Kaschalot «Whale Songs»

Дебютный альбом таллиннского мат-рок квартета. В «Песнях китов» вроде бы и присутствуют все первичные признаки жанра — инструментальные композиции сложной структуры, резкая смена ритма и динамики, — но при этом звучит Kaschalot совсем не так, как большинство коллег по цеху. Главные черты их музыки — скорость (подобным образом могла бы звучать пластинка Mogwai, которую диджей-шутник вроде Джона Пила завел на 45 оборотов вместо 33) и оптимизм. Никаких намеков на фирменный пост-роковый тлен, из-за которого жанр чуть было не превратился в самопародию, или на мат-роковую заумь, явно вредящую музыкальности. Сложность формы здесь завуалирована яркими мелодическими ходами и мощными рифами, а необычные ритмические рисунки замечаешь, только если начинаешь специально считать доли — примерно как у Брубека в «Take Five». Высший пилотаж. Кажется, этих парней нужно срочно подписывать на серьезный лейбл, вот только кто сейчас издает такую музыку?..


Maarja Nuut & Ruum «Muunduja»
(лейбл 130701)

Британский лейбл 130701 — подразделение инди-гиганта Fat Cat Records, в их собственном каталоге есть такие звезды, как Макс Рихтер, Хаушка, Йохан Йоханнссон и Сильвен Шово, так что попадание в такую компанию — уже само по себе большой успех. Первая ассоциация, которую рождает музыка дуэта Маарьи Нуут и Хендрика Кальюярва, — финский лейбл Fonal периода расцвета, то есть середины-конца нулевых. Тихий, вкрадчивый женский голос, коллаж из звуков дыхания, тревожно пульсирующая электроника и струнные, то нервные и диссонансные, то — наоборот — убаюкивающие. Десять лет назад их назвали бы фолк-троникой, сейчас этот термин почти забыт, но актуальности подобная музыка совсем не потеряла. Замысловатый — если не сказать авангардный — гипнотический фолк, аранжированный на современный лад. Чуточку глитча, полевые записи, лоу-фай бит и синтезаторные пассажи в духе Oneohtrix Point Never.


Galaktlan «En Garde»
(лейбл SekSound)

Таави Лаатсита смело можно назвать главным электронщиком Эстонии. Его дебютный (и самый известный) альбом «Sinine Platoo» вышел в 2002-м на таллиннском лейбле Kohvirecords, а три года назад был переиздан в США. Музыки Таави записывает немного («En Garde» — всего четвертый его альбом), так что каждый релиз — событие. Стилистически музыка Galaktlan располагается где-то на самом комфортном и доступном краю огромной жанровой поляны под названием «intelligent dance music». Неторопливый похрустывающий бит, прописанный до мельчайших деталей, убран на задний план, а на переднем — пышная синтезаторная полифония. Танцевальным, и то очень условно, можно назвать лишь открывающий вторую сторону пластинки трек «Kvantsurematu», все остальное — музыка меланхоличная, величественная и завораживающе красивая. Лучший аргумент в пользу того, что электроника может быть по-настоящему эмоциональной да и просто стать одной из лучших записей года.


Zahir «What Noise?»

Группа Zahir — ветераны эстонской альтернативной сцены. Существуют они уже 25 лет и авангардный гаражный рок играли задолго до того, как на него пришла мода. Студийных релизов в их дискографии немного, так что слава группы во многом держится на мощнейших живых выступлениях. Мощи Zahir добиваются в том числе и необычным составом: вокал, ударные и три (!) гитары, каждая из которых играет на свой манер. Спозиционировать группу на музыкальной карте непросто: по энергетике — альтернатива, по звуку — гаражный рок, по гармонии — блюз-рок, по структуре — чуть ли не авантпанк. Вокал то и дело переходит в мелодекламацию, звук гитары — в рев и скрежет, а в треке «Бургеры для заложников» ударные вдруг захлебываются пулеметной очередью. Ближайшие аналоги — Jesus Lizard и Sonic Youth в их наиболее злой ипостаси. А если присмотреться, можно заметить за этой плотной пеленой гитарного звука тень
Майка Паттона.


Сны Матильды «Покажи мне свою пустоту»

Единственная в этом списке русскоязычная группа неплохо вписалась бы в формат популярного московского фестиваля «Боль». «Сны Матильды» вроде бы играют пост-панк, но не совсем канонический. Традиционный обновленческий пост-панк 2000-х – 2010-х, будь то Interpol, Editors или их российские коллеги вроде Ploho или ранних Motorama — это музыка ритмичная и имеющая четкую структуру, будто бы весь жанр вырос из песни Joy Division «Disorder». Песни же «Снов Матильды» — нарочито рваные, нервные и алогичные. В канон танцевального пост-панка с монотонной энергичной ритм-секцией укладываются разве что «Привязанность» и «Единение» (да и там в вокале непривычно много надрыва). Открывающая альбом 10-минутная «Интро» с повисающими в пустоте гитарными нотами и авангардношумовой электроникой на заднем плане напоминает эксцентричный короткометражный радиоспектакль, а «Оторванность» или «Беглецы» — это скорее The Fall или Birthday Party плюс знаменитая русская тоска.


Март Ави «OtherWorld»

Март Ави творит в стилистике постмодернистского авант-попа. Эмоциональный, но при этом отстраненный, будто бы не обращенный к слушателю вокал родом откуда-то из конца 70-х – начала 80-х, из эпохи раннего нью-вейва. Замысловатые электронные аранжировки при этом уходят корнями в коллажный эмбиент 90-х, к FSOL времен альбома «ISDN». Нечто подобное мог бы записать Дэвид Сильвиан, если бы пригласил в продюсеры кого-то из нынешних электронщиков-аутсайдеров вроде Джеймса Ферраро. Кроме собственно постмодернистского подхода — никаких явных намеков на тенденции 2010-х, но звучит чертовски ярко и самобытно. Единственное, что может помешать успеху этой пластинки, это то, что для любителей электроники «OtherWorld» — все же чересчур песенная запись, а для любителей поп-музыки, пусть даже очень смелой, данный электронный ландшафт выглядит слишком уж замысловатым.


читать на эту же тему