Бригитта Давидянц: когда рождается норма, кто-то всегда остается за ее пределами

ladyfest-2

Мама, вдумчивый журналист, музыковед, а ныне один из организаторов фестиваля «LadyFest» Бригитта Давидянц приехала на интервью прямо из аэропорта. Накануне она была в Будапеште на международной конференции «Национальная идентичность в музыкальной историографии». Талантливый человек талантлив во всем, активист занимает активную позицию во всех «наболевших» вопросах. Вот и Бригитта, несмотря на усталость и «языковой джетлаг» после трех дней интенсивных коммуникаций на английском, оказалась завораживающей собеседницей. Мы поговорили о развитии феминизма в Эстонии, за что болеют современные женщины и как перестать бояться слово «феминизм».


В марте «LadyFest» пройдет уже в пятый раз. Можно ли говорить о том, что с каждым годом фестиваль набирает обороты?

Главная характеристика наших фестивалей — концепция DIY (Do it yourself). Инициатива не была спущена сверху, а идет из низов. В этом плане ничего не изменилось. Первый фестиваль мы сделали фактически бесплатно. Нашли помещения, технику, людей, которые смогли зажечься нашей идеей. Но хочется наращивать масштаб, а для этого нужна большая поддержка, средства. Однако для госучреждений мы по-прежнему непонятны. Слишком активные, чтобы уместиться в рамки культурного мероприятия, и слишком культурные, чтобы ограничиваться только понятием гражданского почина. Поэтому мы учимся привлекать к организации фестивалей людей со стороны. Так наша команда постоянно растет. И это означает, что наша деятельность не оставляет людей равнодушными

«LadyFest» это акция активных феминисток или что-то большее?

Прежде всего, это культурный фестиваль, идеи которого призваны обратить внимание на болезненные вопросы. На проблемы женщин. Или на проблемы меньшинств. Говоря на языке официальных представительств, мы не укладываемся в понятие «движение активистов». Мы занимаемся культурой, а не выдвигаем требования или составляем отчеты об ущемленных правах. Для простых людей, мне кажется, наш посыл должен быть понятен. Мы не собираемся обсуждать проблемы в кулуарах. Мы подойдем к ним с другой стороны — где-то с юмором, где-то играючи. Хочется сделать интересно.

Какие нововведения ожидают посетителей фестиваля в этом году?

Одна из структурных проблем состоит в том, что женщин с самого детства приучают к так называемым женским работам, из-за чего женщины часто не могут справиться с элементарными вещами, например, не знают, что делать, если ломается какой-нибудь бытовой прибор. Поэтому в этом году мы устраиваем мастер-классы, призванные помочь женщине чувствовать себя увереннее в разных сферах. Например, можно будет научиться несложному ремонту техники. Также мы предоставим возможность женщинам попробовать свои силы в «мужских» видах спорта. В частности, организуем курсы по борьбе.

А какая культурная составляющая будет у фестиваля?

В галерее Hobusepea в конце февраля откроется групповая выставка Pussy Envy, знакомящая с произведениями квир- и феминистских художников из Эстонии, Финляндии, Швеции, Португалии и Великобритании. Название выставки отсылает нас к термину «womb envy», введенному в употребление психологом Карен Хорни, представительницей неофрейдизма. В кинотеатре Artis будут показаны игровые и документальные фильмы, в книжном магазине Apollo (Solaris) пройдет выставка «Библиотека начинающего феминиста», там же можно будет познакомиться с поэтическим творчеством Маарьи Кангро. А в кафе Tops пройдет литературный вечер «Женщина и женщина», который завершится выступлением женщин-диск-жокеев «Femme Fatale». Обязательно посетите моноспектакль Яаники Таммару «Женщина-танк»!

Зачем лично ты делаешь этот фестиваль? Какой у тебя интерес?

Наверное, потому что я всегда замечала неравное отношение. Я не эстонка по национальности, хоть и родилась здесь. И в детстве я довольно остро ощущала свою инаковость. То, что я не одна из многих. Так что национальный вопрос — мой камень преткновения, но вместе с этим я стала замечать и другие вещи. В том числе и неравноправие женщин во многих вопросах. К слову, национальные нарративы существенно переплетаются с гендерными установками.

Скандинавские страны сегодня считаются местом «победившего феминизма». Можно ли отнести к ним и Эстонию, или ситуация здесь иная?

Мы очень хотим называться Северной страной, но в этом плане нам до них далеко. В Стокгольме — да, отцы гуляют со своими детьми, и никто не называет их словом на букву «п». У нас еще 10 лет назад мужчины полностью подчинялись стереотипам и лишний раз боялись взять на себя роль любящего отца и просто пойти погулять с коляской. Потому что им было навязано, что это «женское дело». А женщина боится строить карьеру, потому что традиционное общество считает, что только мужчина может быть кормильцем семьи. Такую риторику мы слышим часто в средствах массовой информации и даже на уровне Рийгикогу. Да и в других сферах много проблем, несмотря на то, что, конечно, мы преодолели большой путь по обеспечению женщин правами и свободами. Но я на личном опыте знаю, что, обладая высокой квалификацией и имея хорошую должность, в частном секторе я зарабатывала меньше, чем мужчина с такими же показателями. Это факт.

Эстонский феминизм един в своих идеях, его можно назвать сплоченным движением?

В Эстонии, как и везде, есть разные течения. Более радикальные, более политизированные. Есть и такие, с кем я готова поспорить. Меня, например, больше интересует квир-феминизм, занимающийся не вопросами мейнстрима, а вопросами частными. Я за то, чтобы не дискриминировали никого вообще. И я против нормативности. Когда рождается норма, всегда останется кто-то за ее пределами.

ladyfest

И все же, какие основные постулаты сегодня в эстонском феминизме за что боремся?

За возможность выбора. Этой осенью большую работу проделали организации, занимающиеся вопросами меньшинств. И это вылилось в закон об однополом сожительстве. В целом проблемы феминизма перекликаются с проблемами меньшинств, поэтому мы их поддерживаем. Я не поддерживаю тех, кто настаивает на урезании чьих-то прав. Например, когда мне феминистка говорит о том, что в Европе надо запретить ислам, меня это поражает до глубины души. Как те, кто заботиться только о своем меньшинстве, может что-то изменить в глобальном плане?

В какой момент ты назвала себя феминисткой и взялась защищать принципы феминизма?

Довольно рано. Я помню свой внутренний бунт еще в детстве. Мне было шесть лет, когда я читала «Джейн Эйр» и восклицала про себя: «Ну как же так? Почему она себя так ведет?!» В подростковом возрасте меня сильно волновала проблема насилия над женщинами.

Что организаторы LadуFest делают для того, чтобы поддерживать движение?

Мы стараемся примерно дважды в месяц устраивать встречи в ОМА-центре, на которых желающие делают презентации на разные волнующие их темы, смотрим фильмы, обсуждаем их. Когда я работала журналисткой, я старалась поднимать острые социальные проблемы, в том числе и связанные с феминизмом. Хотя начинала я как музыкальный редактор в Eesti Päevaleht.

Президент компании «Yahoo!», успешный менеджер и яркая женщина Марисса Майер на вопрос о ее принадлежности к феминизму ответила, что «у нее нет воинственного драйва» и что, к сожалению, «феминизм» становится словом с негативной окраской. А как на это смотришь ты?

Так и есть! В Эстонии люди боятся слова «феминизм». Людям мерещится бой-баба, которая воюет с мужчинами. Но это же абсурд! Еще и поэтому мы делаем наши фестивали, чтоб развенчать этот ужасный социальный стереотип. В программе фестиваля заявлено много мероприятий и мастер-классов, которые будут интересны и женщинам, и мужчинам. На первом фестивале на концерте 70% зрителей составляли мужчины. И я видела, что кому-то из них наш фестиваль тоже помогает почувствовать себя свободнее.

Кто поддерживает ваши инициативы?

Посольства северных стран — финское, шведское. Наш постоянный партнер – OMA keskus. Также ELGBT ÜHING поддерживает нас, предоставляя нам помещение.

В 2004 году в Эстонии был принят закон о гендерном равноправии. Что изменилось с тех пор? Заметно ли его действие?

Думаю, что-то начало меняться. Люди стали больше обращать внимание на свои проблемы не как на данность, а как на то, что можно решить. Многие, наконец, поняли важную миссию омбудсмена по гендерному равноправию. Судя по публикуемым отчетам, стало поступать больше жалоб на давление на рабочем месте, стали вскрываться семейные конфликты. И люди стали понимать, что не надо поучать женщину, которая хочет работать вместо того, чтобы, например, родить ребенка.

Кого можно считать идеологами эстонского феминизма?

Они известные люди. Прежде всего, это искусствовед Kатрин Кивимаа, которая одной из первых начала доносить свои идеи через искусство. Также ученый и политик Барби Пилвре, Кади Вийк из Министерства социальных дел, а также нынешний омбудсмен Мари-Лийс Сеппер.

Твои ожидания от фестиваля?

Хочу, чтобы пришли люди, много разных людей, и хорошо провели время. Особенно хочу, чтобы пришли те, кто боится слова «феминизм».

Дай свое определение феминизму.

Права меньшинств. В широком гуманистическом смысле. Жизнь без какой-либо дискриминации. Никого нельзя делать «вторым».


Подробности: LadyFest 2015


читать на эту же тему