Эссе о хорошем вкусе

image

ПЛУГ для меня лично — это поле моего семиотического эксперимента. Я — семиотик тартуской школы. Мой метод — метод включенного наблюдателя. Основное достижение нашей Школы на данный момент — это ключ к регулярному программированию культурной среды. У меня было несколько лабораторий на базе Тартуского университета, но у меня там возникли большие проблемы с пониманием коллег. И у меня отобрали мой важнейший курс, который я сама создала и развивала на нашем отделении, — курс по визуальной семиотике. А оставшийся курс по бытовому поведению пытались задавить, но я все же получила два положительных результата онлайн. Да, из 17-ти — 2, но ведь даже не 1, а 2! В таком вот состоянии я оказалась в Таллине. У меня собственно теперь одна площадка — ПЛУГ. И я довольна проделанной работой. ПЛУГ и «Спутники» стоят всего гуманитарного блока Тартуского университета.

Спасти и спастись!

Я считаю, что выдержанность хорошего вкуса — это главное достояние нашей маленькой северной страны. По свидетельствам иностранцев, эстонские девушки выглядят все как топ-модели. И это правда. Наши кафе, рестораны, выставочные залы, прикладное искусство, парки, ландшафты и т.д. практически всегда безупречны по вкусу, даже если в интерьере присутствует постмодерная эклектика.

Мне вообще кажется, что общество начинается со стиля, с умения различать хороший и плохой вкус, сохраняя уважение к предпочтениям других. Это и есть культура. Вопрос в том, чьи именно предпочтения возобладают в той или иной среде и/или ситуации. Крайне обидно, когда в твое пространство хорошего вкуса вторгается безудержное эстетическое хамство. Ну, например, когда в оформление двора эстонской корчмы влезают пластиковые лебеди на пластиковом фонтане. Вкус — это прежде всего внимание к аутентике.

Русское чувство вкуса столь широко, что никаким указом Достоевского его не окоротишь

И еще мне кажется, что национальные противоречия в нашей стране также в значительной степени носят эстетический характер. Посмотрите, как лежат покойники в русской и эстонской частях кладбища в Тарту. Думаю, комментарии излишни. Русское чувство вкуса столь широко, что никаким указом Достоевского его не окоротишь. Русский вкус воистину всеяден, как мы видим на экстремальных примерах новорусского гламура. Россия столь огромна, что эстетические критерии внутри этого пространства вовсе не применимы. Там рождается буквально все. Общества как такового в России и не наблюдается. Есть правящий гламур, а все прочее — неразбериха. К широкомасштабной экспансии склонен, как водится, правящий вкус, который на периферии Империи зачастую дегенерирует в самые смехотворные и уродливые формы. Ни для кого не секрет, что значительная часть русской общины Эстонии ориентируется на стиль Империи, игнорируя местные реалии.

Этим посланием мне хочется поставить проблему защиты эстетической окружающей среды в нашей стране. Защитим матрицу эстонского дизайна!

Мы, русские эстеты Эстонии, обязаны сохранить нашу эстетическую самоидентичность. Эта самоидентичность предполагает разумно сбалансированный минимализм в выражении своего «я» во всех областях культуры. Разумеется, не все в эстонской современной визуальной культуре соответствует этому стандарту. Стандарт вообще есть мнимая абстракция, отклонения от которой, впрочем, имеют свою предельную амплитуду. Этот стандарт подвергается давлению и сомнению как извне, так и изнутри. И самую большую опасность здесь представляет собой наш большой имперский сосед, который не очень считается с нашими вкусами.

mago4

Что такое хорошо и что такое плохо

Как проникает дурновкусие в нашу среду обитания? В первую очередь, через телевидение — оно навязывает стиль бессмысленного раззолоченного прожигания жизни. Любой гламур безобразен, но у нуворишей он еще и смехотворно неаутентичен. Это было описано уже у Мольера в «Мещанине во дворянстве». Система ценностей, навязываемых телевидением, это школа и шкала безудержного потребления.

Я предлагаю всем свой прибор культурного видения — свое слово

В эту воронку гонки потребления постепенно затягивает всю культуру. Содержательную культуру повсеместно замещает демонстрация потребления культуры. Однако не везде. Я вижу свою задачу как ученого и педагога в выявлении ростков хорошего вкуса в окружающей культуре. Выявление и пестование нормальных здоровых форм культуры. Конечно, это ответственное заявление, и я чувствую себя обязанной дать определение своего понимания нормы. Я предлагаю всем свой прибор культурного видения — свое слово. Полагаю, что мои профессиональные сертификаты дают мне право на высказывание своей позиции даже по столь деликатному вопросу.

Что такое хорошо и что такое плохо в моей системе? Я буду говорить почти исключительно о позитиве, потому что это именно то, чего нам так сущностно не хватает в окружающей нас враждебной среде обитания.

И в качестве примера я буду использовать субкультуру вокруг ПЛУГа. В прошедшем сезоне я запустила в ризому мем «туса хорошего вкуса». Мне кажется, что мем показывает свою продуктивность. Уровень вкуса, то есть самосознания, нашей тусы вполне соответствует моим представлениям о разумности. И более того, этот уровень неуклонно возрастает. Если бы у меня был семинар, я бы уже посадила студентов изучать эволюцию развития уровня мысли в ПЛУГе и вокруг.

Это не значит, что некуда развиваться. Это значит, что мы развиваемся нормально, то есть разумно. Я понимаю, звучит скучновато :) Но, насколько я знаю, скучать нашей тусе не приходится. И это замечательно.

…обычно студентам говорю, что иногда для понимания сложного достаточно самого простого объяснения.

И в заключение этого эссе приведу мнение еще одного эксперта. Я попросила ответить на мой вопрос о том, что такое стиль, Яну Сафарову (С.-Петербург) — стилиста, профессионала в конструировании моды и образов, художника, педагога, автора научных работ, сценариста фильма «Пространство Лотмана» и так далее (ее резюме читается словно музыка для интел-лектуала), свою коллегу и подругу:

«Поскольку я веду курс «История стилей и образов», обычно студентам говорю, что иногда для понимания сложного достаточно самого простого объяснения. Часто оно кроется в этимологии слова, что в данном случае относится и к понятию «стиль». Все мы знаем, что первичное значение этого термина, который сейчас звучит повсеместно и применяется к месту и не к месту, это палочка для письма, но главное — стержень. Именно это и является определением любого стиля, будь то исторический стиль, стиль живописи, литературы и, наконец, моды и модного поведения. Всего-навсего стержень, который держит сложнейшие конструкции в истории искусства и человеческой культуры. Не дает рассыпаться тому прекрасному, что создается в тот или иной период. Это же относится к манере художника (музыканта, писателя, поэта…), образу человека, о котором мы говорим «стильный», и многому другому. Это тот код, который дает нам возможность узнавать направление или эпоху. Так что стиль — это то, что, с одной стороны, держит, как стержень, а с другой — записывает (как стило) все, что объединяется в эпохе, мастере или человеке. Мне кажется, что стиль — это универсальный ключ к пониманию образов.

От моды стиль отличается так же, как, например, живопись от стиля живописи, а литература от литературного стиля. В идеале каждое художественное явление должно иметь свой стиль, но бывает, что произведения той же моды (как и любого другого искусства) бывают чрезвычайно талантливыми, но держатся в рамках большого стиля, находясь, по сути, в мейнстриме. Это не хорошо и не плохо, так как любой стиль складывается из бесконечного множества фрагментов. Поэтому мода — это не стиль как таковой, хотя мы и говорим «стиль моды эпохи», а скорее вектор или несколько векторов, среди которых и кристаллизуется один, доминирующий, который по сути и становится Стилем.

Поэтому, полагаю, стиль является внутренней, а не внешней характеристикой и относится больше к духовному, нежели к эстетическому началу. Как-то так…».

И уже совсем наконец :) Я хочу поздравить ПЛУГ с очередным витком борозды по орбите. Каждый номер выводит наше самосознание на все более высокий уровень понимания. Я хочу напомнить, что процесс творчества не имеет высших границ, что совершенству нет предела. Мне кажется, что многие со мной согласятся, что нижних пределов вкуса мы с вами насмотрелись уже до тошноты. Вот такой вот парадокс: нижняя граница есть, а верхней — нет :)

Так что — только ввысь! Ура!


читать на эту же тему