Шумовое блюдо: отрава или вкуснятина?

noise

Некоторые люди любят, когда им делают приятно, некоторые — когда неприятно. Как человек с памятью, склонной переиначивать не только цитаты и афоризмы, но и строчки из детских стихотворений, цитировать наизусть Лакана или Беньямина я не рискую, поэтому воспользуюсь тем, что имею под рукой. Один мой друг называет этот феномен «сесть жопой зрителю на лицо». Кому-то это, как я уже заметил выше, может понравиться, кому-то — не очень, в зависимости от предпочтений индивида. В данном случае мы имеем похожую ситуацию, только сексом предстоит заниматься с ушами слушателей. А уж в этом занятии я, уверяю вас, успел поднатореть в течение двух лет диджейской службы. Все, чем я оборонялся и что было необходимо для исполнения военного долга, — это диджейский пульт, пара колонок и подопытные человекообразные в количестве от двух до полусотни человек.


До сих пор помню эту семейную пару, пришедшую культурно отдохнуть в наш интернациональный баревич. Озадаченные рептилоиды решили, что я эстонец («русский пацан бы такое не ставил»), и, не стесняясь в выражениях, обсуждали дальнейшие планы на жизнь («блядь, может, уйдем отсюда нахуй?» или «а может, ему вломить пизды?»). Уходя, один из них повернулся ко мне и громко, внятно и с ощущением собственного национального превосходства произнес: «диджей — говно!» Без ложной скромности признаю: это был лучший сет во всей моей жизни. Состоял звуковой суп из следующих ингредиентов:

1. Основа каждого кулинарного шедевра — японский шумовой авангард, настоящая говяжья нога данного блюда. Именно из нее получится хороший навар. Шеф-повар современного японского авангарда — Otomo Yoshihide. В нашем конкретном случае — кавер битловской Strawberry Fields Forever, сыгранный в духе пьяного похоронного марша. Гурманы поймут.

2. Изгои немецкого пост-панка. Kosmonautentraum, композиция Juri Gagarin. Будьте начеку: если вы поставите ритмичную немецкую электронную композицию, в заведении непременно обнаружится несколько молодых людей ультраправого толка, которые начнут под нее лихо отплясывать. С другой стороны, именно благодаря этому вы сможете их безошибочно опознать и занести в черный список. Арийские безумцы в звуковом супе обязательны, как вода в борще.

3. Брейккор с глитчем. Например, Maruosa «Spasm Spasm Spasm». Следует ставить только в случае полной его аритмичности. От сходных жанров вроде lolicore следует бежать как от чумы: ими пробавляются анимэшники и прочие любители плоско нарисованных мультиков.

4. Нарративы 50-х годов. Пластинка-пособие Московского общества охотников «Как подвывать волков» неподготовленного слушателя введет в легкий ступор, как вариант — заставит истерически похохатывать.

5. Приправа из царства Аида, в данном случае — Igor Wakhévitch «Grand Sabbat Luciférien». Русский эмигрант в Париже 60-х, обладатель говорящей фамилии Вакхевич, вызывает Ангела Смерти, прибегнув к помощи симфонического оркестра. В качестве альтернативы можно порекомендовать итальянского авангардиста Luciano Berio и его звуковой коллаж Visage, склеенный из фрагментов женского голоса, в народе известный как «Тужься-тужься».

Вот мы и разыскали все необходимые нам чудовищные, лязгающие, подвывающие и ухающие пять ингредиентов звукового супа. Кто говяжью ногу рубил, кто за водой ходил, кто травки в лесу искал — каждому по заслугам воздастся, все спать лягут с чистой совестью и набитым брюхом. И все же есть один недовольный сомневающийся. А, пытливый читатель! Узнаю тебя. Ты стучишь ко мне в дверь с извечным вопросом. Погоди, дай, я сам угадаю его. «ШУМОВОЕ БЛЮДО: ОТРАВА ИЛИ ВКУСНЯТИНА?»


читать на эту же тему