За спиною годы секса, наркотиков, рок-н-ролла

250776_4917618652664_1022654088_n

Текст: Kirill Krowli

Руслан Рх, изменив состав и откорректировав название группы, выпустил лонгплей Ruslan Px Band «Синее пламя». Хотя говоря о количестве музыкантов, задействованных при записи, и приглашенных гостей, уместнее было бы назвать это Ruslan Px Orchestra.

Если отмотать время назад и отследить весь путь развития группы от дебютного релиза Px Band в далеком 99-ом до «Синего пламени», то можно выявить весьма забавную последовательность. Среднестатистическая история любой группы строится по следующему сценарию: выпуск первых двух-трех альбомов, достаточно сырых по звучанию, зато энергичных по исполнению. Затем группа находит свой звук, свою песню и уверенно рубит последующие альбомы, выдавая продукт на радость массам. Третий, заключительный этап: группа энным числом альбомов исчерпывает свою тематику и звучание и скатывается в эксперименты с джазом, фьюжн, прогрессив и прочия-прочия-прочия

Так вот, история Px Band строится с точностью до наоборот относительно предложенной схемы.

Первые два релиза представляли собой добротно записанный, спродюссированный коктейль из эйсид-джаза и фанка. Со злым нарративом речитативного вокала, с живой брейк-бит секцией ударных и набором духовых. Второй альбом, „Px Band Vs. Px Band“, был с характерным уклоном в поп-музыку, зато «Крэштест», выпущенный в 2003, получился на удивление депрессивным. В нем больше постпанка и электроники — друг друга сменяют холодный звук синтезаторов, драм-машины и живые ударные, много работы над начинкой альбома, звучанием синтезаторов, сэмплов.

«8 лет на автопилоте» после «Крэштеста» воспринимается едва ли не живым альбомом. Шлягерность на максимуме — все просто, чисто и ясно. И весьма позитивно. Первый альбом, на котором Руслан стал применять свою фирменную carpe diem технику записи. Запечатлеть момент, даже если дубль не совсем удачен, чтобы сохранить истинное настроение записи. Ведь альбом от этого становится лишь интереснее. Особенно хорошо это понимаешь сейчас, когда Олег Легкий и его «Рыбы Амура» вызывают больший интерес, чем очередной, предсказуемо успешный и безупречно спродюссированный сингл от Рианны или группы The Killers.

Следующие альбомы, «Texно» и „Manka People“, представляли собой наэлектризованный трио-коктейль из гитар, синтезаторов и ударных. «Техно» был записан теми же темпами, что и «8 лет на автопилоте», т.е. на лету. Помню, как он на рипите играл в легендарном тартуском общежитии по адресу Нарва мнт. 89.

„Manka People“ вышел самым гитарным альбомом Px Band — он состоит из риффов и скользящих гитарных ходов. Безусловный хит «Собака смотрит» вполне мог бы быть сочинен группой Melvins.

А вот «Синее пламя» соткан из гаражного звука второй половины ушедшего века: деликатные ударные, подчеркивающие настроение аккордов, безупречный бэк-вокал, приятный бас и синтезаторы эпохи Beach Boys. Звук альбома сделан в лучших традициях доцифровой эры — минимум компресии, упор на динамику и воздух.

Немаловажен факт, что «Синее пламя» — это не онлайн-релиз, а полноценный виниловый лонгплей, который будет приятно как слушать, так и бережно хранить в своей коллекции пластинок.

Текст: П.И. Филимонов

История с этим альбомом случилась такая, что в рецензии меня попросили отследить, как менялся Руслан PX в текстуальном смысле. И я такой согласился, а потом сообразил, что ну да, отдельные песни-то я слышал, как не слышать, какой русский человек в Таллинне, хоть раз посещавший в свое время загадочную пельменную «Емеля», не слышал песен Руслана? Нет такого человека, разве что только во все свои посещения он был безнадежно потерян для общества. Но песни песнями, а так чтобы вот серьезно, вдумчиво, альбомами — такого не было. А я ж добросовестный человек? Никаких сомнений в этом быть не может, добросовестный. Попросил Олесю выслать мне дискографию и стал слушать все подряд.

И что я вам скажу. На меня можно обижаться, можно бить и переставать общаться, но скачок, который сделал Руслан в смысле текстов последнего альбома, он просто гигантский. Если раньше это были песни… ну как сказать, не то чтобы бунтарской направленности, но, как и у нас у всех в молодости, — о своей бурной и не очень жизни, о веществах, употребляемых не в последнюю очередь затем, чтобы потом о них спеть/написать, о несогласии с текущей картиной мира, о желании в этом самом мире самоутвердиться, о желании крикнуть громко-громко с самой высокой из всех таллиннских телебашен: «Я есть! Я крут! Слушайте меня! Любите меня! Хотите меня!», то что мы слышим теперь? Человек повзрослел, и, как следствие, повзрослели и его тексты. Он отделился, стал отдельным от массы, крутившейся раньше с ним вместе по пельменным и рюмошным в вечном стремлении приобщиться к какой-то другой жизни, другому искусству, другой среде — которых не было, но это никого никогда не волновало. Это вообще характерно для наших местных рок-героев. Взросление — при условии, что их не засасывает быт и не вырывает из рук инструмент — приводит к появлению отдельного взгляда на мир, отдельного, ни на что не похожего лица и голоса. Проследить тенденцию, мне кажется, можно на примере что Руслана, что Ларова, который влез сюда в рецензию тоже не просто так, а как человек, исполняющий одну из двух знаковых — для меня как слушателя — вещей на пластинке — «Супергерои».

Нынешний Руслан вычитывается из текстов альбома чуть уставшим ироничным героем второй знаковой песни — «Плейбой». Не тем, который едет на велосипеде, а тем, который на него смотрит. И как-то всезнающе прищуривается. Спокойно и совсем не категорично. У него тоже до фига всего за спиной, и ему отчасти и приятно вспоминать это все, но отчасти еще приятнее, что это все пережитое и оставшееся там, позади, дает ему силы и идеи, чтобы двигаться дальше.

Второе, что очень радует в текстах «Синего пламени», — это именно отсутствие категоричности, отличавшей тексты Руслана в более молодые годы. Есть ощущение, что его наблюдения за окружающим миром и бытом, составляющие большую часть корпуса текстов альбома, стали гораздо более отстраненными, философскими и от этого более точно бьющими в цель. Отсутствие абсолютных истин и явного выпирания авторской точки зрения тоже бьют все в ту же точку мягкости, словно бы некоей расплывчатости взгляда на мир, на окружающих людей, на ту ситуацию, в которой оказался музыкант, — ну да, как сквозь синее пламя.

Словом, это еще не совсем дзен, но уже на пути к нему. Не знаю, как все остальные, а этот альбом я точно сохраню у себя в компьютере и по-честному буду переслушивать. И не из-за последнего трека, если вы понимаете, о чем я.


читать на эту же тему