Rainday Station

Rainday Station

Когда-то Вадим Леонидыч играл гранж. Сейчас он определяет свой стиль как пост-панк с элементами готик-рока. С приходом Арсения Григорьева «огромным фаллосом» в творчество группы Rainday Station внедрился русский рок. Поэтому я определяю стиль группы как готик-рок глазами «Наутилус Помпилиус» и/или «Кино». Мы сидим в студии Sex Records, немного рома, кофе, обсуждаем недавно вышедший ЕР коллектива.


Группа Rainday Station — до недавнего времени трио (Леонидыч, Арсений и Кирилл Никифоров), а теперь квартет (пришел клавишник Маргус Таммела из денс-рок группы Electrobation) — записала свой ЕР в Таллинне на «100грамм рекордс», сводил Кирилл Кроули, проживающий сейчас в Ирландии. Также, кроме четырех песен, ЕР включает в себя ремиксы от Немайера и Паши «Собачье Сердце».

Леонидыч уточняет, что, на самом деле, он скорее поклонник не готик-рока, а синти-попа, и его любимый альбом 80-х — So Питера Гэбриэла… Сходимся на том, что по эстонским меркам Rainday Station не так уж и долго шли к первому ЕР — всего два года. Почему парни выпустили ЕР, а не полноформатник — потому что их еле на ЕР хватило. Процесс шел сложно, в основном, из-за нехватки времени. Писали год, сводили несколько месяцев, мастер делал Сергей Немайер. Я замечаю, что многие думают, что мастер — это развод, Леонидыч считает, что мастер делать нужно, потому как благодаря нему исчезают шероховатость и резкие частоты. Говорим немного о продюсере. Работе со звуком Кирилл Кроули учился в Ирландии, данная запись — одна из его первых заметных для нас работ. Раньше у музыкантов Rainday Station Кроули, с вытатуированными на руках рунами, ассоциировался с дарк-вейвом и колдовством.

Песни коллектива рождаются во время джемов, авторство композиций — коллективное. Играют, играют, делают ремарки на ходу, приходят к компромиссу. Я замечаю, что, конечно, тупо говорить, о чем же их песни, но мы все-таки попробуем.

Первый трек называется Soberdance. Когда-то бывшая девушка Леонидыча заманила его угрозами и пряниками на уроки сальсы в небезызвестную Cubanita (до того момента Леонидыч танцевал только кадриль в третьем классе). «Мы выстроились, как солдатики, напротив учителя, врубилась музыка, которой я до этого в жизни не слышал, и понеслась. Меня заставляют трясти задницей, и в тот момент я понимаю, о чем поют Radiohead. Soberdance, несмотря на то, что звучит воздушно и легко, пронизан болью и скорбью».

Вторая песня посвящена надписи на белой стене черной краской «ЕВА». Письма Еве… Пускай это так и останется письмом с черными подтеками.

Третья песня Bullets In The Candy Shop, по мнению музыкантов, — самая глубокая. Леонидыч считает, что она давит, но с первого прослушивания этого не заметно, зато потом… «Эта песня — как конфетный магазин, а строчки — это пули в нём. Вроде все хорошо, но что-то тебя подтачивает в жизни, маленькие неприятные мысли, неудовлетворение — они и составляют основную линию песни». Дискомфорт и одиночество.

Четвертая вещь Dresden Fears — переделка старой песни Арсения: первая запись группы, их еще двое, ритм-бокс, пара акустических гитар, лэптоп, советский микрофон, квартира в Ласна. Песня у Арсения называлась «Демоны», Леонидыч написал английский текст «по мотивам». Приходим к выводу, что это близко к мистической поэзии и прозе начала прошлого века.

Все это богатство мысли дополнено двумя ремиксами от корифея жанра Сергея Немайера — музыкантам этот опыт очень понравился, и еще одним индастриал-ремиксом от Паши «Собачье Сердце» , который также оформил пластинку. Леонидыч еще бы добавил ремиксов, но «надо иметь совесть».

Говорю, что люди на нашей сцене не хотят почему-то двигаться дальше, хотя музыку делают нормальную, от лени ли это, или они просто слишком еще молодые и «не боятся не успеть». Леонидыч внятно не отвечает, говорит, что у них все организует барабанщик Кирилл. Он бы поездил, по крайней мере, по Прибалтике, когда начнут звать, в Германии бы выступил на известном готик-фесте. А в январе группа планирует начать запись полноформатного альбома, где не будет ни одного трека с ЕР.

На мой взгляд, в контексте шага к полноформатному альбому — ЕР удачен. Аналогичных Rainday Station групп в Эстонии больше нет, и если ребята будут двигаться дальше, а не стоять на месте, то могут смело выйти за пределы нашей страны. К тому же, у них есть своя ниша, условно называемая «легкий готический рок». Стоит слушать всем.


читать на эту же тему