Маарья Кангро. VIVAT, CRESCAT, FLOREAT

img_2404

Лук, ананас и свинина
пахли на длинном столе.
Бивис и Баттхед признали:
интеллигентный пирует народ.

Затем заглушил вдруг беседу
звон ложечки о стакан.
Серьёзный мужчина в белом
воскликнул: „Silentium!“

Актёр, догадался Баттхед.
Мужчина торжественно рёк:
«Яства вкусны, но уж время
об Эстонии подумать нам.

Подумаем, что может каждый сделать
на благо родной страны?
Начнём же с красивых и сильных
и чистых эстонских детей!»

«Чистота на уровне каждом –
вот что Эстония ждёт!»
Ухмыльнулись Бивис и Баттхед.
К чему клонит этот остряк?

«И суровость нужна! Порой нужно
засунуть Платона в шкаф,
и достать из того же шкафа
оружие предков нам!»

Бивис и Баттхед ждали.
Когда уже хлопать пора?
Но комик воскликнул громко:
„Vivat, crescat, floreat patria!“

„Vivat!“ – раздалось и в народе.
И Бивис и Баттхед тогда
тихо чокнулись со всеми в надежде,
что не заметят как-нибудь их.

За окном шелестел летний дождик,
мягко шёл он вечерней порой.
Но и он иногда, бывает,
в поддержку кого-то льёт.


читать на эту же тему