О страхе и чувстве вины

bob

Я не была уверена, что этот текст вообще должен состояться, скорее наоборот – я была уверена, что этот текст не состоится, но Эви Пярн, затеяв вчера в Фейсбуке беседу о культуре, разбудила мою совесть (а может, это чувство вины?), которая-таки догрызла меня до состояния «лучше сделать и жалеть, чем не сделать».

Я не журналист, не критик и не театровед (ни по профессии, ни по натуре), но надеюсь, что человек думающий или, по крайней мере, чувствующий, поэтому искусство так или иначе находит отклик в моей душе, которым я в состоянии поделиться. Дома. На кухне. (Если это от страха и неуверенности, то давайте будем с ними бороться.) Поэтому считайте, что вы пришли ко мне на чай с калитками. Или с ватрушками – кто что больше любит.

В последний раз я была в театре ровно неделю назад – на спектакле Русской театральной школы по пьесе Урмаса Леннука «Боб знает». К сожалению (а может, и к счастью – в первый раз всегда интересно), я не видела ни одного спектакля этой студии (мне было сказано, что это полупрофессиональный театр хорошего уровня) и с творчеством Урмаса Леннука раньше не встречалась (но была в курсе, что «Боб» ставился чуть ли не во всех эстонских театрах) – в любом случае после антрепризной «Анны Карениной» в моем родном городе в Карелии я была готова к чему угодно.

В афише были заявлены вопросы, на которые в спектакле будут даны ответы (и это действительно так, поэтому ответить здесь на все было бы подло с моей стороны): С чего начинается любовь? Что такое «Камень счастья»? Зачем надо метить кур? Когда цветочки порезаны насовсем? Где наш папочка? Где Майду и Трийну-Лилль? Я смело добавила к ним еще один, волновавший меня в первую очередь, – кто такой Боб?

Как Рита в детстве составляла пары, помечая красным фломастером кур, а синим – петухов, так и на костюмах героев есть отметины – горизонтальные и вертикальные полосы, образующие в парах клетки-ячейки. Цветовое восприятие максимально упрощено – сценография монохромна (за исключением света – желтого днем и синего ночью).

Минимум реквизита вернул меня в детство, когда игра происходила в ирреальном пространстве: я (добрый день!) как бы прихожу в магазин (здравствуйте!), смотрю по воображаемым прилавкам, выбираю из как бы существующего множества товаров нужный (мне, пожалуйста, половинку черного и два батона), плачу за него подружке (с вас 53 рубля 42 копейки) воображаемыми деньгами (вот, пожалуйста), забираю как бы товар (спасибо, до свидания) и иду домой (всего доброго!). Такую игру видим и в спектакле: вот это у нас кухонька, а вот шкаф, а теперь это уже плита, а теперь – утюг; это Рита, а это – Боб; вот твои яблоки, а вот нож, и я режу им цветы – мы все это видим, но не на сцене.

Двадцатилетняя Рита, которая уверяет отца, бросившего ее в свое время и внезапно появившегося в ее жизни с куклой и тортом, что она уже выросла из игрушек, по сути, бесконечно играет: играет во взрослую самостоятельную женщину, играет с чувствами Боба («это новая игра – я люблю Боба, а Боб любит меня»), играет с Бобом в настольные игры. А Боб – кто он? Какую роль он играет? Ритина собака, которую она подобрала на улице четыре года назад? Или все-таки любящий Риту человек, делающий за нее все нелюбимые дела (уборки-готовки-бюджет)? А если оборотень – отчего он тогда воет ночью на полную луну? А может, он по каким-то причинам сам себе решил, что он не мужчина – сссобака, ушел, поджав хвост? А кто тогда человек? (Ах, как они лаялись со скалящей зубы Ритой, когда та решила показать другую себя, скинув полосатую шкуру!) Кем бы он ни был – он появился неслучайно.

Потому что Боб действительно знает. Или, во всяком случае, знает больше остальных. Знает и потому измученный чувством вины и ночными кошмарами про папочку, оставившего мамочку с Майду и Трийну-Лилль, достает свои скелеты из шкафа, чтобы показать – нужно уметь смотреть в глаза своему страху. Если ты боишься заснуть и умереть, тогда ложись и спи. И не забудь позвонить папе – он ждет твоего звонка.

Мне, как девушке Ритиного возраста, тоже порой хочется, чтобы в моей жизни появился такой Боб, который поможет навести порядок на столе, в голове и в жизни.

Спасибо!


читать на эту же тему