«Я живу в России, и мне не страшно»

pasosh-2

Год назад гранж-рок трио «Пасош» играло на нашей сцене (прим. редактора: сцена Manka Boutique Pop Festival) в рамках Tallinn Music Week. Сейчас у группы совсем другой уровень популярности: в России они «много собирают», выпустили третий альбом, каждая вторая песня которого про недосып и усталось от жизни рок-звезды, про поиск дома, любви и себя. В Таллинне «Пасош» играют в просторном клубе Tapper («Нам не нравятся рок-клубы», — скажут они позже), сами продают свой мерч на входе, первым делом отправляют меня домой за каподастром, так как он потерян на предыдущем концерте, но абсолютно необходим. Сам концерт играют уверенно и шумно, звучат все хиты, человек 70 школьников непрерывно слэмятся, часовой сет заканчивается нойз-импровизацией. 15-й концерт тура завершен. А теперь — интервью.


Год прошел, что изменилось?

Петар Мартич (вокал, бас): Мы впервые побывали в Варшаве, Вильнюсе и Риге. Наши сборы здесь трудно сравнивать с российскими городами, но все равно очень приятно, что люди приходят и поют песни — чувствуется отдача.

Кирилл Городний (гитара): На самом деле это очень весело, когда концерты такие маленькие. В Варшаве пришло человек 50, и эмоционально этот концерт был очень заряжающий.

Вам в Москве не хватает этой веселости?

Петар: В Москве мы себе такого позволить уже не можем.

Кирилл: Не можем просто выйти к публике после концерта.

Гриша Драч (ударные): Ты приезжаешь в другой город, далеко от Москвы, но понятно, что на концерт придут в основном русскоязычные люди. В Варшаве я случайно встретил девочку из Москвы, с которой учился в школе!

Петар: В общем, приятные компании, приятные знакомства. Мне кажется, что идеальный концерт — это до 150 человек.

 

 

Третий альбом успешнее, чем предыдущие два?

Кирилл: Трудно сказать. В какой-то момент у нас был комплекс, что мейнстримовая пресса не обращает на нас никакого внимания. В этом смысле третий альбом закрыл нам этот гештальт: «Медуза» назвала нас лучшей новой русской группой. При этом от поклонников мы получили более смешанные отзывы — не было какого-то потока восторгов.

Но в записи голос-то вперед вывели? В этом ведь успех?

Петар: Голос действительно вывели вперед, получили на это опять же разные комментарии.

Гриша: Наш альбом свели попсово — это правда. С этим надо смириться. В третьем альбоме более сложная музыка, тексты часто написаны в последнюю минуту, поэтому многие стали говорить: я ничего не понял, чего так сложно, давайте проще…

Кирилл: Я осознанно хотел сделать хайфайную запись. Когда ты делаешь что-то «хитровыебанное», то это теряется в более простом обрамлении.

Петар, ты до сих пор думаешь на сербском?

Петар: Это сложный вопрос. Я думаю образами. Ну и на каком языке я с утра список дел записываю, на том и думаю.

Тексты стали, на мой взгляд, более депрессивными.

Петар: Все, что касается бесконечной молодости, я уже рассказал, не хотелось повторяться.

В этом альбоме есть песни не только про меня, но и про кого-то еще. Например, «Больше денег» — песня про очень потерянного человека. Или песня «Мне больше не хочется спать».

Кирилл: На самом деле этот альбом больше всего о Пете, он прямо рассказывает о каких-то событиях своей личной жизни.

Когда вы тусуетесь вместе, вы говорите о серьезных вещах? Или только шуточки?

Гриша: Мы больше не тусуемся вместе…

Но вы же в одном автобусе едете и т. д.

Гриша: К сожалению *)

Петар: Мне не очень просто чем-то делиться…

Кирилл: Если бы это было просто, зачем нам тогда писать песни. Можно бы было просто на работу ходить.

Вы пьете каждый день?

Кирилл: Да. Гриша считает, что это наш самый алкогольный тур. Я так не считаю.

Гриша: У нас очень жесткий график — каждый день концерты. Всего два выходных было, завтра еще один, но мы будем просто ехать в Смоленск целый день.

Кирилл: Это не сколько про тусовки какие-то, а просто вопрос поддержания себя в тонусе и состоянии жизнерадостности.

Петар: У нас нет возможности тусоваться после каждого концерта. От стресса приходится анестетиками пользоваться. В туре очень сильно накапливается усталость. Вот сегодня был очень сложный концерт, я ни капли не пил. Не сорвал голос, но все равно очень трудно было играть — недосып, похмелье.

Ты плакал на сцене от усталости?

Петар: …Никогда не плакал на сцене.

Гриша: Он заплачет, когда мы «Главклуб» закроем, расстрогается.

 

 

Многие российские музыканты жалуются на коммуникацию между городами в России.

Петар: Логистика РЖД очень своеобразно устроена: например, путь от Казани до Нижнего Новгорода займет 20 часов на поезде, а на машине всего 4 часа.

Кирилл: Надо признать тот факт, что для музыканта передвижение на общественном транспорте — это мука. Передвигаться нужно на автомобиле. Я за 4 недели на автомобиле устал меньше, чем за 10 дней на общественном транспорте.

Насколько вы старше своих фанатов?

Кирилл: Статистика вконтакте говорит о том, что основная масса наших слушателей — это мужчины от 17 до 21 года. Мне в этом году будет 24.

Сколько планируете играть? Представляете себя старыми?

Кирилл: Я считаю, что идеальное занятие для человека от 20 до 30 лет — это играть в рок-группе, от 30 до 50 — писать книжки, а от 50 и до смерти — сидеть в своем загородном доме и думать о том, как же сделать так, чтобы розы росли чуть лучше.

Коллективное творчество — как это происходит?

Гриша: Петар придумывает мою барабанную партию, я пишу каждое второе слово в тексте и басовую линию.

Кирилл: Потом Петар каждую вторую ноту и каждое второе слово меняет на другие…

Гриша: А Кирилл вообще ничего не делает.

Кирилл: Я в этой группе чисто, чтобы трахать телок и пить бухло.

Петар: По факту ты только ешь *) На самом деле мои песни — это пазл.

Назовите каждый свою любимую группу 90-х.

Все: Sonic Youth.

Кирилл: У меня Weezer. Вообще у меня с прослушиванием музыки творится какая-то потребительская херня. Грубо говоря, если я слушаю что-то и не могу оттуда ничего для «Пасош» спиздить, у меня это вызывает раздражение, я просто выключаю. Это не про реальный плагиат, это про опыт прослушивания музыки *)

Планы?

Петар: Больше хорошей музыки, более глобальный тур по Европе, больше незнакомых людей на концерте, чтобы не расслабляться.

Кирилл: Сейчас я понимаю, что до последнего момента я воспринимал это все как ебанутое приключение, и только сейчас впервые за всю мою жизнь меня не передернет, если я скажу «ну да, я музыкант». Твоя работа состоит в первую очередь в том, что ты занимаешься искусством и пишешь песни, и надо больше работать, больше репетировать, играть, а не заниматься хуйней.


читать на эту же тему