Алиса Ганиева. Отрывок из романа «Салам тебе, Далгат!»

PLUG_08_2018_AA2

— Салам, Далгат, движения не движения1? — путь Далгату преградил улыбающийся одноклассник с поломанным ухом.

— А, салам, Мага, как дела?

— По кайфу, же есть. Трубка с собой у тебя?

— Да, — Далгат нащупал в кармане мобильник.

— Ты не обессудь, особо копейки тоже нету, надо кентам позвонить, там этот, один аташка2 с Альбурикента, бычиться начал. Раз стоим, он обостряет. Я его нежданул, он по мелочи потерялся. Бах-бух, зарубились мы с ним, короче. Я его на обратку кинул и поломал, короче. Теперь он со своими на стрелку забил буцкаться, и мне джамаат3 собрать надо.

Говоря с Далгатом, Мага взял у него включенный телефон, что-то высказал по поводу его модели и мощности и вдруг завопил в трубку:

— Ле4, Мурад, салам! Это Мага. Че ты, как ты? Папа-мама, брат-сеструха? Я че звоню, этот черт, же есть, который Исашки брат! Махаться хочет! Ты сейчас где? Давай, да, подъезжай на Двадцать шесть5, кувыркнем их. Я его выстегну! Братуху тоже позови и Шапишку. Пусть приходят. Давай, саул тебе! На связи тогда!

Мага нажал на отбой и начал мять какие-то кнопки.

— Чиксы есть у тебя здесь?

— Нет, новая трубка.

Мага вгляделся в Далгата, обнажив здоровые зубы в улыбке.

— Ле, че ты, как дохлик? На качалку не бывает? — восклицал Мага, дружески хлопая Далгата по спине и плечам. — Садись со мной, мне пахан тачку отдал, с пацанами пять на пять выскочим, потом по Ленина вверх-вниз прокатимся.

— Мне тут рядом надо, — сказал Далгат, идя за Магой к новенькой иномарке, — подкинешь меня?

— Базара нет, — улыбнулся Мага.

Когда они сели, машину обступили узбекские дервиши-попрошайки, до этого сидевшие на тротуаре, поедая перепавший им откуда-то арбуз.

— Садаха, садаха, — ныли смуглые дети-оборванцы, протягивая грязные руки в раскрытые окна автомобиля.

— Э! — заорал Мага мамаше-узбечке. — Забери, да, их отсюда!
— Садаха6 давай, садаха, ради Аллаха, — упрямо заныла узбечка, отвлекаясь от арбуза.

— Ё7, ты меня богаче, же есть, — заорал Мага и, повернувшись к Далгату, сообщил: — Жируют здесь. Хлеба не возьмет она, только деньги ей давай!

Узбечка, будто услышав эти слова, встала и протянула:

— Хлеба дай, съедим, съедим, Аллах вора побьет, мы не воры…

Но Мага уже никого не слушал и, неожиданно дав по газам, помчался вперед, сквозь беспорядочный дорожный поток, совершенно не замечая светофоров. Они мигом оказались на повороте, где машина с визгом повернула налево и выехала на встречную полосу, игнорируя свист гаишника.

— Свистят, — заметил Далгат, вцепившись в сиденье.

— А, ниче не станет, мой пахан их всех сделает, — сказал Мага, не сбавляя хода и роясь одной рукой в музыкальных дисках.

Улица огласилась вокалом аварской певицы.

— Ай, лазат8! — крикнул Мага Далгату.

Вдруг машина с визгом остановилась, и Мага, опустив стекло, стал перекрикивать музыку:

— Девушки, девушки, подвезти не надо вас?

Мимо медленно шла группа эффектных девушек в броской одежде, блестящих туфлях и с отутюженными стрижками.

— Э, вы че, глухие что ли, тормозите, да! — кричал Мага.

— Нам не по дороге, — смеясь ответила одна из девушек, вальяжно поправляя волосы.

— Поехали, Мага, — сказал Далгат, вспоминая Сакину.

— Еще увидимся! — пообещал Мага девушкам и снова завел машину.

— Едем с Нуриком мимо Анжи-базара, две кентухи идут, — говорил он Далгату, чуть убавив надрывающуюся певицу, — то, се, полчаса за ними ехали, а одна другой говорит, типа сядем, же есть, нормальные пацаны, нас довезут.

— И чего? — спросил Далгат.

— До Манаса доехали, на пляже песок грамотный. Купаться их зовем. Эти курицы начали бычиться, Нурик одну схватил, она возникать стала. Нурик ей орет, мол, своим ртом нормально разговаривай, она орет типа братуху позовет. Бу-ва-ха-ха! — засмеялся Мага.

— Ну, чем закончилось? — спросил Далгат.

— Ну так, по мелочи движения сделали. Нурику лешка досталась, а у меня чикса-бикса такая была. Покурить им дали тоже. Они сначала возникали, потом как стали ха-ха ловить. Я одну узнал, она с Идриса двора, теперь ее там пацаны не оставляют, — смеялся Мага. — А тебе покурить достать не надо?

— Нет, баркалла9, — отвечал Далгат, — здесь останови.

Далгат вылез из автомобиля на одной из глухих улочек.

— Ле, нормально веди себя, да, — вылез за ним насупленный Мага.

Далгат, почувствовав, что поступает неправильно, протянул руку для салама. Мага взял его руку и полушутливо-полусерьезно сделал неуловимое движение, положил Далгата на лопатки, прямо на асфальт.

— Ле, че ты слабак такой? Не знаешь? Даги — сила! — снова развеселился Мага.

— Кто не с нами, тот под нами, — улыбнулся Далгат, вставая и отряхиваясь. — Хорошо, что подвез. Удачи!

— Ехал я, не теряйся! — крикнул напоследок Мага. Эстрадная песня с бухающей аранжировкой рвала Далгату барабанные перепонки. Автомобиль, подпрыгивая на ухабах, скрылся из виду.


1. Междометие, здесь — «Как дела?»
2. Наркоман.
3. Общество (араб.)
4. Обращение к мужчине (авар.)
5. Улица 26-ти Бакинских Комиссаров в Махачкале
6. Милостыня (араб.)
7. Обращение к женщине (авар.)
8. Наслаждение (тюрк.)
9. Спасибо (авар.)


читать на эту же тему