Фео: Я — сверхмолодежь!

feokakeo

Группу «Психея» и ее фронтмена Дмитрия «Фео» Порубова смело можно назвать культовым явлением в альтернативной российской музыке нулевых. Их творчество дало толчок к возникновению целого сонма новых коллективов. Бескомпромиссный и причудливо-романтический образ привлекал как инфантильных «эмо-челкарей», так и серьезно настроенных любителей гитарной музыки, ищущих себя в новой, относительно спокойной действительности, предвещавшей музыкальный подъем.

Спустя десять лет Фео ежемесячно дает множество концертов, у него есть преданные поклонники и как артист он вполне востребован. При этом в его интервью по большей части сквозят разочарование, гнев и отторжение реалий российского музыкального мира. Летом 2016 года лидер «Психеи» выступил с акустической программой в таллиннском баре Jamaica. Там-то с ним и побеседовал корреспондент ПЛУГа.


По-твоему, кто такие рок-звезды?

В России нет рок-звезд. Никто из известных русских музыкантов не принимал участия в развитии мировых музыкальных процессов. Как-то подсознательно — может быть. Проблема заключается в самой музыке, в процессе музицирования и образе жизни. Квартирные концерты — это, конечно, круто, но кухонный фестиваль раз в год — это не прорыв. Сейчас все инди — нормальные музыканты, но проблема в том, что в России деньги вкладывают только в конкретных артистов. Делают нормальный продакшн дерьмовым музыкантам. Люди-то хавают все подряд. Вообще сейчас рок-звезда — это странное понятие.

В России всегда культивировалось слово. На первый план выходят именно тексты, а музыка уже потом…

Это да. Но несмотря на то, что все говорят про тексты, текстов нет. Возьми сто групп, в лучшем случае у двух они будут нормальные, у остальных же — непонятный пиздец. Хотя со временем становится понятно, что можно вообще любые слова петь, дело же не только в этом. Так происходит из-за публики. Им нравится это слушать. Кстати, у нас есть специальная компьютерная программа, которая сама пишет тексты. В Feodoq (прим. редактора: проект Фео и Дока, живой джем-бэнд) мы использовали ее очень много. Это новые ощущения. Ведь в любое слово можно что-то вдохнуть. Главное, что ты вкладываешь. Можно просто алфавит перечислять, и получится магия. Я же не суперпоэт, мне это неинтересно. Я текстами занимаюсь отчасти вынужденно. Хотя мне любопытно, к чему я приду в конце. Мне больше нравится делать музыку. Я понимаю английский язык и изначально знал, на каком уровне нужно писать, чтобы сделать нормальный рок-текст. Большинство же людей книжек не читают. И мне повезло встретить на своем пути Алексея Никонова как литератора. Написать песню — не текст — это совсем другое. «Я прошу, хоть ненадолго…» — вот это песня! Мотивчик, настроение, бах-бах — так оно и должно делаться.

Понятно, что можно десять куплетов, как у рэперов, написать: «я поел и встал, пошел, в натуре, отвечаю… не дошел». И даже такой текст наполняется исполнителем. Такой шаманизм. Уже неважно, что он поет, лишь бы ЭТОТ чел пел. Тут нужна работа.

Ска-панк тексты писать? Ну это бред. Конъюнктурой заниматься? Люди же вообще не понимают, что нужно делать, чтобы было сильно. Да и как в 2016 году сделать сильно, когда все и так уже в полном ахуе находятся. Вот и попробуй в состоянии ахуя делать что-то достойное, чтобы действительно трогало и было актуально. Мне кажется, есть творчество, которое силой обладает и которое не обладает. Надо делать сильные вещи!

Мне понятно, что какой-то артист отображает определенную аудиторию. В нем тоже есть правда, даже если он мне не нравится.

Видео с YouTube-канала DarknessF

В нулевых вы были культовой и громкой командой. Сейчас вы звучите намного лучше и материал более матерый, но у молодежи новые герои. Как ты это прокомментируешь?

Мне кажется, что мы только сейчас входим в культовый статус. А молодежь всегда найдет себе новых героев. Я уже не молодежь. Я — сверхмолодежь. Но мы не отгораживаемся, нас слушает много молодых людей, очень классных. Это же музыка детей, сделанная детьми для детей.

Вообще люди выпадают из музыкальной жизни. Они зациклились на первом альбоме KoЯn, который играет у них в машине. Им вообще не до этого. У них ипотеки-дискотеки. А молодежь всегда найдет себе новых кумиров. Посмотрим, кто какие группы будет слушать в будущем. Если вообще будут что-то слушать. Что-то люди выбирают сами, а что-то им преподносят. Так вот со временем в большинстве своем они предпочитают слушать именно то, что им преподносят, так как сами выбирать не умеют. Это какие-то общепринятые вещи на уровне министерства культуры. Например, будут превозносить кого-то с «Евровидения», а дети, которые ничего не понимают, станут воспринимать этого артиста, как какую-то величину, хотя в реальном музыкальном мире он таковым не является. Получается симулякр, как модно сейчас говорить, когда на одной территории он звезда, а на другой — пизда.

Мне не надо, чтобы меня все слушали. Все нормально. Я играю. Вокруг очень много интересной музыки. И важно, чтобы люди были открытые. А те, кто пытается светиться, — у них вообще ничего нет. Группа «Психея» играет в больших клубах пять раз за сезон, а всякие так называемые топовые артисты играют раз в год, и они народ туда еще нагоняют.

До сих пор считается, что группа «Ария» — это то, на что народ пойдет. Эта ситуация должна измениться. Вот почему такие группы-то молчат, та же «Ария»? Кормушка у них работает, им гонорары платят, они тихо сидят, потому что ничего не петрят вообще. Ни в музыке, ни в рок-н-ролле, вообще ни в чем. Но у них просто статус считается запредельным, типа общепризнанная группа. На самом же деле они никем не признаны. Это все происходит на таком уровне: тебя током ебнуло в детстве, а в этот момент какая-то песня играла.

У людей ассоциации остаются. И об этом тоже никто не говорит. Кто-то в армейке цепанул «Наутилуса» и через всю жизнь несет. Такому человеку больше ничего не нужно и не важно. У него закрылся портал восприятия музыки. Понимаю, сложно становится со временем. Попробуй найди неформала 50-летнего, даже в вашем городе. У нас такой если и выживет где-то на периферии, то это будет такой маргинал из 70-ых. Просто артефакт. Скорее всего, он будет один, ну или их будет человек пять. Представь, если у тебя весь город неформалов — это уже совсем другие процессы. У нас эстрадная страна. Не до музыки никому. Да и на постсоветском пространстве то же самое.

У тебя есть предположения, что можно было бы сделать, чтобы изменить ситуацию? Чтобы люди больше интересовались актуальной и интересной музыкой?

Нужно все делать самому! Пока все ждут, что им кто-то что-то сделает, пройдет еще 10 лет. Вот мой прогноз: 2026 год, фестиваль металла «Кабула-флайус». Там опять будет группа «Ария». Ты уже с внуками будешь! И у тебя будет группа «Ария». Люди оторваны от улицы. они не знают, что во дворе происходит, что вообще вокруг творится. Музыканты, конечно, хотят известности, признания, они все в те же щели лезут. Когда появился канал «А1», все стали на нем крутиться. Просто все. А победил кто? У кого денег было больше. В итоге, они стали брать на канал группы, которые пропиарены, крутятся на радиостанциях («максидром-хуедром-пиздадром»). Поэтому надо делать свое движение и потом показывать, что есть одна сцена, а есть и другая. Я как музыкант знаю, что хорошей музыки много, просто это никому не нужно и в это никто не будет вкладывать деньги.

Видео с YouTube-канала DarknessF

Если отбросить музыкантов — люди, которые работают за «сценой» — продюсеры, менеджеры…

Этого нет ничего. Это все иллюзия. На постсоветском пространстве это все дельцы такие. Игорь Матвиенко — ну какой он артист? Мне непонятно, почему все эти люди думают, что они живут в Лас-Вегасе. Они отправляют «ВИА Гру» на шпильках в Пермь. Говна по колено, а они делают вид, что там гламурная жизнь. Просто смешно. Они настолько погрязли в этой иллюзии «Первого канала»! Кто-то же их прикормил, потому что они «Россия, вперед!» крикнули. А какой разрыв произошел между поколениями! Ты пойди своим родителям объясни про группу какую-нибудь нойзовую. Они улыбнутся, конечно, скажут, что у них на заводе тоже прикольно все шумит…

Ты на «Нашем радио» хоть одну нормальную группу слышал? Хоть раз вообще? Они не понимают, что лучше в талант вложить, чем из дерьма делать конфетку. В России продолжают это дерьмо тащить до последнего. Как раз для той аудитории, у которой отсутствует вкус. Только такая аудитория может слушать Ивана Дорна. Нет ни личности, ничего. Про вокальные данные даже говорить не будем. Все хотят быть Рианнами, но чтобы Рианной быть, надо на Барбадосе родиться, а не в Когалыме.

Рок-музыка — городская, мегаполисная, уличная — давно уже впитала в себя другую стилистику. Здесь важен твой индивидуальный подход, а не как тебя где-то там научили. На постсоветском пространстве есть некая школа эстрадной песни, с общепринятыми понятиями, в общем, все, что считается нормой. И все эти так называемые продюсеры без звука, без базы, все равно крутятся в этой попсе. Потому что это вышак. И дело даже не в бабках. Приезжаешь из периферии в Москву, делаешь там что-то, будешь каким-то определенным кругом признан, будешь делать вид, что у тебя все нормально. Тимати, например, собирает Ледовый дворец. И вот пока он играет в Ледовом дворце (хотя подобное было во все времена), это все преподносится как серьезное творчество. Вся эта телевизионная туса, все эти бабки — они эту безвкусицу возвели в ранг нормы. И вместо того, чтобы закрывать один альтернативный канал, можно открыть пять и рубить деньги с любой аудитории. Рэп-рок-фолк и всех остальных просто окучить.

Пожелай что-нибудь начинающим и продолжающим музыкантам. А также сочувствующим.

Нужно практиковать музыку, петь, играть и выражать самого себя. Меньше пытаться быть на кого-то похожим, потому что это всегда проигрышный вариант. Нужно думать об идеях и просто больше играть.

 


Фрё о Фео

Группа «Психея» была основана Дмитрием Борисовичем Порубовым (Фео) в далеком 1996 году в Кургане. В 2000 году группа переехала в Санкт-Петербург, «как самые бескультурные — в культурную столицу». На первых порах ребята играли каждую неделю, что и сделало их культовыми без попадания во всякие ротации на радио и телевидении. Поднимать русский андерграунд с колен задача не из простых: вслед за фанатами и адептами «Психеи» стали появляться похожие группы, играющие мелодии и ритмы пубертатного периода, с которыми приходилось мириться. Чуть больше об этой музыкальной «Санта-Барбаре» написал Илья Стогов в «Четвертой волне» (любителям копнуть поглубже могу посоветовать книгу «Это становится опасным» Андрея Оплетаева, басиста «Психеи», — взгляд совсем изнутри).

В мою жизнь «Психея» ворвалась в 2004 году. С надрывом, бескомпромиссно и на русском языке. Песни о боли, одиночестве и любви, с неоднозначными аранжировками, неподдельным отчаяньем и далеко не русским звучанием засели глубоко и надолго. Однако есть еще один подкупающий момент — акустика. Совершенно другой ракурс, подача и окраска песен. Из знакомых зубодробительных блокбастеров вдруг вырастают мягкие и чувственные творения. К сожалению, у меня не было возможности посетить акустический концерт раньше, так что первый приезд Фео в Эстонию с акустикой никак нельзя было пропускать.

Сперва я поехал в Нарву, чтобы ухватить немного больше, пообщаться и увидеть друзей. Людей в клубе было не очень много, но те, кто был, знали куда и зачем они пришли. Растроганная девочка у сцены пустила слезу несмотря на то, что Дима много шутил и импровизировал. В Таллинне же концерт был совершенно другой. Взрослая сознательная публика. Без фаеров, наркотиков и драк.

 

Видео с YouTube-канала DarknessF


читать на эту же тему