Фестивали: лето 2016

stereoleto_01

Осенними и зимними вечерами одно из самых приятных занятий — это вспоминать о случившихся летом опен-эйрах и планировать, куда поехать в следующий раз.


 

Stereoleto: ивент крупного масштаба и потрясной энергетики
2-3 июля

Текст: Юрий (Юрбан) Новиков

 

На Stereoleto я попал не случайно, а по приглашению моего коллеги и партнера, организатора данного фестиваля Ильи Бортнюка. В последний раз я был на подобном действе довольно давно — на попытке возродить «Рок Суммер» в 2013-м. И если последний провалился, то Stereoleto пребывает в самом расцвете сил.

Вот уже 10 лет фестиваль проводится на Елагином острове в Санкт-Петербурге. Все по-взрослому: несколько сцен — от главной, с девятиэтажный дом, где играют хедлайнеры, до маленькой, два на два метра, где может сыграть любой мало-мальски знакомый с музыкальными инструментами посетитель. Также имеется отдельный бар с бесплатными напитками для участников и друзей фестиваля. Я туда наведывался, но отнюдь не часто, и в какой-то момент вообще про него забыл.

Итак, я попал на 10-й, юбилейный, летний фестиваль. В очереди за аккредитацией я среди прочих невзначай встретил Женю Федорова из Tequilajazzz, а внутри меня уже ждал добрый Дусер из того же коллектива. Погода этим летом не баловала, но в первый день феста случилось настоящее чудо. Попав на территорию мероприятия, я сразу оказался на лайве группы «Репетитор». Они заканчивали свой сет на Квадро сцене, которая расположилась во дворе Конюшенного корпуса.

Встретились, обнялись и сразу направились к главной сцене, где, как мне показалось, играл ди-джей. Где-то после шестого трека я ощутил себя невеждой и «необразованным мурзиком», когда меня осенило, что это полноценный концерт «Нож для фрау Мюллер»! Солнце в зените, прогулка по парку. Вокруг радость и добро — неотъемлемые составляющие любого нормального феста. Вот посреди тротуара стоит пианино, за которое тут же усаживается талантливейший Эрнест из группы «ТреКиНорда» и начинает увлеченно извлекать пьесу с неизвестным количеством действующих лиц. Здесь же стоит шатер, внутри — диван и колонки, сидят важные гости с микрофонами и ведут беседы о нынешнем состоянии дел в мире альтернативной и не очень музыки. Их с интересом слушают сопереживающие. Это лекторий OXTA LAB. Как оказалось, здесь на протяжении всего Stereoleto пройдет множество лекций и дискуссий на самые разные темы музыкального и вообще культурного толка. Весьма интересно, сажусь послушать. Игра Эрнеста приятно сочетается с доводами «профессоров». Оп, бесплатный бар, который мы как раз и искали, оказался здесь же. Думаю, что неслучайно. Прошмыгнуть в бар, не зацепив лекцию, — просто некрасиво и неприемлемо для тех, на кого этот бар рассчитан.

Делаем кружок по ЦПКиО (Центральный парк культуры и отдыха им. С.М. Кирова), попадаем к сцене «Звук вокруг», где играют молодые, хорошо зарекомендовавшие себя группы. Одна из таких суетится на сцене — скоро начнут, но особо не застоишься в ожидании, ведь на главной уже что-то происходит. Подходим с обратной ее стороны, не совсем понимая, почему так много людей и при этом не слышно барабанов, баса и т. д. но перфоманс уже явно идет. Так это ж 5’nizza! В последний раз видел их у нас на «Ыллесуммере» году в 2006-м. Тогда удивился, что они вдвоем раскачали человек пятьсот — было круто! Здесь же эти двое играют на главной сцене и нешуточно качают аудиторию — не ошибиться бы — в тысяч семь человек! Потрясающе, эти мальчишки такие озорники! Раззявив рот и в какой-то момент словив столбняка, в голове изобрел свою теорию о том, что харизму и уровень тестостерона в душе и теле можно развивать и поддерживать в правильном количестве… на этом мысль оборвалась, ибо видавшие виды потянули меня на Квадро сцену, где вот-вот должны были заступить на службу прекрасному Gruppa L’eto и «Пока Прёт». Оба коллектива знакомы и любимы, и сыграли они на отлично!

Я прогулялся по фестивалю Stereoleto и получил его самую правильную дозу. Покидал парк с чувством наслаждения, благодарности и мечтами о создании, если не такого же феста, то с таким же настроением — точно! У любого массового события — не важно, музыкальное ли оно, или театральное, или какое-либо еще — должен быть настрой, темп, дух и радость единения, то есть все то, что с излишком есть на Stereoleto.

Мой питерский товарищ и друг Дима Завви резюмировал так: «Очень хорошее и правильное название — Stereoleto! Не каждый фестиваль может позволить себе отсутствие слова „фестиваль“ или „фест“ в названии, чтобы при этом всем было ясно, что это ивент крупного масштаба и потрясной энергетики!»

 

 

Фолк-фестиваль в Вильянди: стильно оформленная древняя фантасмагория
28-31 июля

Текст: Тийна Тамбаум, побывавшая на фолк-фестивале в Вильянди в первый раз

 

Среди интересующихся культурой эстонцев найдется не так много тех, кто никогда не бывал на фолк-фестивале в Вильянди. Минувшим летом мероприятие прошло в 24 раз. А это значит, что из того поколения, которое покачивалось в слингах на животах у мам или пап на первых мероприятиях в Вильянди, выросли осознанные поклонники фолк-музыки, и, вероятно, некоторые из них уже успели здесь выступить.

Именно этот фестиваль, развивавшийся на протяжении четверти века, а также один из основных его организаторов, Вильяндиская академия культуры, «виноваты» в том, что в последние годы эстонские музыкальные премии получают не напористые рэперы или исполнители глубокомысленных баллад, а именно фолк-музыканты («Альбом года 2016»: Trad.Attack! «Ah!», «Альбом года 2015»: Curly Strings «Üle ilma»).

Неужели эстонцы действительно поклоняются каннелю и до сих пор веселятся под аккомпанемент варгана? В принципе, да. Но возможно это иcключительно благодаря таланту музыкантов соединять старинные инструменты и стилистику песенников прошлого с современными средствами музыкальной промышленности. Например, на фестивале можно было услышать коллектив Puuluup: два бородача развлекали публику игрой на хийуских каннелях. К звукам зародившихся в 13 веке инструментов, у которых всего три-четыре струны и играть на которых можно как перебором, так и смычком, добавились хриплый вокал и скупые тексты на смешанном языке — все это стало основой для создания лупов и их миксов.

viljandi_01

В ознакомительном тексте об ансамбле говорится, что название «Деревянный луп» имеет историческое значение: древние эстонцы шли с инструментом под дерево, игрой создавали в корпусе каннеля резонанс, и начинало звучать целое дерево или даже весь лес. «Для нас характерны повторяющиеся мотивы, которые отлетают от дерева к дереву и затихают во мхе», — описывают свое творчество музыканты.

Упомянутый выше лауреат музыкальной премии Trad.Attack (что означает «traditions under attack», то бишь «традиции под ударом») собрал рекордное за историю фестиваля количество публики. В сумерках к развалинам Вильяндиского городища стеклось 7000 человек. На сцене творилась стильно оформленная древняя фантасмагория: оригинальные фрагменты рунического напева в исполнении бабушки солиста группы Ялмара Вабарна в руках профессиональных электронщиков превратились в бесконечное гипнотизирующее повторение, к которому Ялмар на гитаре, Сандра Вабарна на волынке и варгане и Тыну Тубли на барабанах приварили звучание 21 века.

Солистка из отмеченного премиями Curly Strings Ээва Талси вышла на фестивальную сцену вместе с живущим в Испании американским скрипачом Кейси Дриессеном (Casey Driessen), с которым она познакомилась здесь же год назад. Ээва завоевала любовь эстонских сердец как певица и автор песен, чей аккомпанемент на скрипке звучит так же незаметно, как стрекот насекомых на июльском сенокосе. При этом она сама считает себя прежде всего музыкантом-инструменталистом, а уже потом — певицей. И теперь Ээве представился шанс продемонстрировать все то, что она может выжать из скрипки. Звучала как американская кантри-музыка, так и эстонское этно.

Выстояв очередь за автографами, я спросила у Кейси и Ээвы, делали ли они что-то на основе русского фольклора. Американец ответил, что он не умеет обращаться с этой музыкой: «С музыкой другого народа тебя должен кто-то познакомить, ее невозможно просто сыграть по нотам». Ээва призналась, что уже задумывалась над выступлениями перед русской публикой и хочет начать с того, чтобы поехать в Нарву и сыграть там для школьников.

 

 

Let It Flow! Let It Flow! Let It Flow!
12-14 августа

Текст: Дан Ротарь

 

Первый день фестиваля Flow мы пропустили по очень достойному поводу: у Юрбана и Катрин была свадьба, которая сама в итоге переросла в мини-фестиваль на берегу Наровы в нашем любимом клубе «РоРо». Питерский ночной автобус на Таллинн опоздал на час, но если Олеся всю дорогу спала, я как-то совершенно неразумно слушал аудиокнигу и смотрел в окно, рискуя погубить свою субботу.

Заселились мы в очень милую квартиру в самом центре Хельсинки. Ее хозяйка — художница со всеми вырисовывающимися последствиями: стеллажи книг по искусству, пара гитар, барная стойка в спальне, вид из окна, словно с холста… За углом — китайский ресторан, пара секондов с одеждой и винилом. И под «хорошее вино» минут 25 пешком до места проведения фестиваля — бывшей электростанции.

Как в прошлом, так и в этом году публика продолжила эксплуатировать в одежде тему амишей. Соответствующие широкополые шляпы, скромные черные одеяния и футболки с принтом, на котором изображены графики 100 радиоимпульсов от пульсара PSR B1919+21 и названием одной группы из Манчестера. В ларьке с мерчем — наволочки с профилем Моррисси по 20 евро и футболки с его же анфасом и бюстом по 30.

На главной сцене The Last Shadow Puppets, которым очень нравится нравиться. Струнный квартет, красный уровень сексуальности Алекса Тернера, визжащие девочки. Очень хороший звук — по-другому на главной цене Flow и не бывает. Импульсивное, яркое выступление. Нам нравится. И нравятся.

На крытой арене в виде палатки Lapin Kulta Red Arena с шикарным светом и звуком очень упруго щелкочут M83. Крепкий «живой» состав, харизматичный басист и насыщенная программа. Вообще, что касается звука — когда в прошлые годы палатка была синей, то он был неровным. В разных точках арены на первый план выходили разные частотные круги звуковой преисподней. Стоило назвать палатку Red — и все сразу пришло к общему приятному для уха знаменателю. Может быть, дело в длине волны красного и синего цветов? Скорее всего, дело исключительно в этом.

На главной сцене завораживающе звучала FKA twigs. Минималистичная, но производящая должное впечатление сценография и отличный вокал. Хотя в целом однообразность музыкального материала и некая отстраненность подтолкнули нас к тому, чтобы не задерживаться у мейн стейдж. Пора идти занимать позиции в красном тенте — в полночь начинался сет Моррисси, из-за которого, судя по реакции и количеству публики, вообще все фестивали и проводятся.

flow_01

Концерт, охватывающий разные периоды творчества певца, получился эмоциональным. Впрочем, как еще может быть? Особо чувствительным поклонникам было явно не по себе от документального видеоряда к Meat Is Murder (единственная песня The Smiths, исполненная на этом концерте): испуганные глаза коров, головы которых зажаты в тиски-фиксаторы, хроники со скотобоен и тому подобные материалы. То ли зверей всегда жальче, то ли дело в эффектности съемки, но почему-то видеоряд к другой песне — ролик с ментовским беспределом — вызвал гораздо меньше эмоций. В концовке Speedway музыканты поменялись инструментами, и Моззу, естественно, достался бубен. А ведь на видео How Soon Is Now? отчетливо видно, что Джонни Марр пытался научить своего товарища как минимум паре аккордов на гитаре. Ну, чем богаты. После Everyday Is Like Sunday (прошел ровно час с начала концерта) некто вышел прямо на сцену и сообщил группе, что им пора заканчивать. Заметим, что после этого сета на данной сцене в тот день больше никто не выступал. Публика отреагировала бурно, недоуменный (уж не знаю, насколько это было для него сюрпризом) Моррисси представил участников ансамбля и добавил коронное «Please remember. Whatever happens, I love you», после чего группа заиграла Irish Blood, English Heart, а лидер подался в тень. Выглядело это так, словно он сдерживает слезы. А может, мне показалось. В завершение действа со сцены в зал, конечно же, полетела мокрая рубашка, но, не долетев до ограждения, оказалась у охранников. Ими она была оперативно разрезана на лоскутки, которые после окончания лайва и опустения тента были розданы тем, кто подошел поглазеть на педалборд Джесси Тобайаса.

Состав, к слову, продолжает «облатиниваться»: на бас-гитаре теперь играет Мандо Лопес. Группа звучит ровно и мощно. Естественно, были сомнения по поводу формы Мозза. На них наводили постоянные отмены концертов в последние годы, болезнь, восстановление и прочие неурядицы. Однако Стивен-Патрик находится в отличной форме, поет намного лучше, чем на таллиннском концерте 2009 года, и держится очень хорошо. Ну а морщины и усталое лицо — даже в этом он гораздо грациознее многих своих сверстников. Отличное выступление.

Третий день фестиваля (для нас второй) мы восприняли как-то странно. То ли сет Моррисси нас так забрал, то ли сказался синдром последнего дня фестиваля, когда ощущения притупляются, но в целом все казалось очень вялым. Отправляясь на Flow 2016, я больше всего ждал двух концертов: вышеупомянутого денди с седеющим коком и его земляков New Order. Последние играли все в том же красном тенте. Впечатляющий визуал напоминал о Minimum-Maximum Kraftwerk, а в каждой линии замысловатых геометрических фигур угадывалась рука дизайнера Питера Сэвилла, оформившего и последний диск группы. Все аранжировки были, скажем так, осовременены — на первый план вышла танцевальность. Увы, за ней мне было сложно прочитать любимые мелодические линии и аранжировочные ходы. Мы довольно быстро скисли, а нацепивший футболку New Order, неритмично переминавшийся и растворившийся в ревере Барни был почти не слышен (может быть, зря мы у сцены встали), хотя в чем-то и мил. Жаловаться на отсутствие Хуки как-то уже не комильфо, но задора в игре Тома Чапмана мне явно не хватало. Безотносительно преемственности. Барабанщик Стивен Моррис явно проигрывал у драм машин битву за внимание публики, а Джиллиан Гилберт — здорово, что она снова с группой.

Когда во время Temptation мы направились к выходу, наш товарищ-журналист Макс Хаген (ему, как и многим, кого мы встретили, концерт очень понравился) сказал, что я, по идее, сейчас должен прыгать от радости. Но что-то отказало. Вроде бы все было. Bizarre Love Triangle, The Perfect Kiss, True Faith, Blue Monday, Love Will Tear Us Apart, черт возьми, даже Decades — моя любимая песня Joy Division. И вроде бы все ничего. А может, в этом и дело, что ничего.

Бизарной мне показалась и картина у главной сцены. Я никогда не видел на Flow так много людей, как на выступлении авcтралийской артистки Sia. Аскетичная сценография на фоне белого экрана и неподвижная певица куда эффектнее, на мой взгляд, смотрелись бы на сцене меньшего размера, если бы не количество желающих лицезреть это камерное (?) представление. Любимые персонажи из ставших знаковыми клипов Sia наличествовали.

Вообще, в этом году наблюдалось какое-то зашкаливающее количество «электронных монахинь»: одинокая фигура, непритязательный, но порой цепляющий видеоряд и пустая сцена. И что-то действительно притягательное при этом было лишь в одной из них, Anohni, с необычным и глубоким тембром, всегда срабатывающим визуалом «на тебя вкрадчиво смотрят огромные лица» и удачным выбором площадки (Lapin Kulta Red Arena в этом году однозначно моя любимая).

В любом случае, наша True Faith в Flow с каждым годом только крепчает, потому как он всегда предлагает хотя бы одно выступление, которое потом помнишь всю жизнь. И это дорогого стоит.


читать на эту же тему