Как фильмы добираются до эстонских кинотеатров?

Кинопрокатный ландшафт Эстонии довольно пестрый и разнообразный, однако беспокойство вызывает обилие фильмов и жесткая конкуренция. Крупные и малые дистрибьюторы ведут борьбу, преследуя разные цели.


У эстонца с кино особая связь. В холодном и темном климате оно всегда было частью жизни людей, но теперь контакт с движущимися картинками из года в год становится все более тесным. В позапрошлом году в некогда элитном кинотеатре Kosmos открылся модный и современный IMAX — в битве мультиплексов Apollo и Forum появился новый соперник.

Скорее всего, из-за появления Kosmos в 2015 году число посетителей кинотеатров выросло почти на 400 000: с 2,6 миллионов до трех. Согласно этим данным, каждый житель Эстонии ходит в кино около двух раз в год, если же говорить о Таллинне и Тарту, то получится еще больше сеансов на душу населения. Удивительно.

На данный момент количество кинозрителей за 2016 год еще не подсчитано (хотя известно, что на эстонские фильмы сходило примерно 330 000 человек). Ясно, что недавно открытый кинотеатр Apollo в Мустамяэ ощутимо повысил общие показатели. Сфера кино развивается с безумной скоростью, в этом нет сомнений.

Откуда берутся фильмы?

В художественном музее есть куратор, чью роль потихоньку начинают понимать и в Эстонии; в театре есть главный режиссер, чей почерк и индивидуальность формируют творческий образ театра и так далее. Бесперебойность и непрерывность работы киномашины обеспечивают кинопрокатчики, которые остаются общественности неизвестными, однако во многом именно благодаря им график кинопоказов у нас в стране такой плотный и пестрый.

В Эстонии (а точнее, в странах Балтии, так как в большинстве случаев Эстония не рассматривается в качестве отдельного рынка и права покупаются для трех государств сразу) кинодистрибьюторы четко делятся на две группы. Есть три крупных распространителя: Hea Film, управляющий продукцией 20th Century Fox и Disney, Vaata Filmi — представитель лент от Paramount и Universal, а также Acme Film — дистрибьютор кинопродукции Sony и Warner Bros. У всех них также заключены договоры с независимыми студиями и производителями. По словам кинодистрибьютора Тимо Динера, это значит, что три данных распространителя покрывают почти весь западный кинорынок, а за оставшимися несколькими процентами охотятся малые дистрибьюторы.

К последним относится, например, в основном управляющая кинопоставками кинотеатра Sõprus известная компания Must Käsi, а также представившие аж 27 фильмов Estinfilm, BestFilm, Menufilmid и A-One Films. Сюда же можно отнести и крупных российских дистрибьютеров, которые порой действуют и в Эстонии, а также отечественные фирмы-производители, благодаря которым на экраны попадают местные фильмы.

Крупные и мелкие дистрибьюторы держатся, образно говоря, немного разобщенно и ведут борьбу за достижение разных целей, но в качестве оружия и те и другие используют фильмы.

Мистификация крупных дистрибьюторов

Наверное, названия больших студий звучат для большинства посетителей кинотеатров, как наименования пряных блюд индийской кухни, которые сложно отличить друг от друга, но все они гарантируют качество, а в некоторых случаях и роскошь. Некоторый гламур является неизбежной частью дистрибуции. Например, Динер опубликовал на своей страничке в Фейсбуке фото, где он позирует с исполнителем главной роли в оскароносной картине «Одержимость» (Whiplash), американским актером Майлзом Теллером.

В основном действия дистрибьюторов хранятся от нас в тайне. С крупными участниками этого бизнеса в лице Acme Film и Vaata Filmi диалог наладить не удалось. Ведь мы хотели задать вопросы, на которые им не очень удобно отвечать.

Так что обратимся к показателям. Зная количество зрителей, можно сделать собственные выводы: самым успешным фильмом 2015 года стал «Миньоны» (Minions), который распространялся Vaata Filmi. Лента собрала кассу более 700 000 евро, на нее сходили 150 000 зрителей. Наиболее популярная кинолента Acme Film в 2015 году — последний эпизод бондианы «007: Спектр» (Spectre), который собрал более полумиллиона евро и около 100 000 зрителей. Благодаря Acme за 2015 год на экраны кинотеатров попали 59 фильмов, благодаря Vaata Filmi — 34. Если захотелось бы посмотреть все ленты, предложенные этими двумя фирмами, кинотеатр нужно было бы посещать примерно два раза в неделю. При этом информации о том, как работают эти дистрибьюторы и на каком основании они делают свой выбор, нигде нет. Позволим фильмам говорить за них.

Предпочтение отдается экшн-комедиям

По словам Тимо Динера, приоритет всегда за фильмами, на которые ходят люди. «Иногда принимаешь решение, руководствуясь интуицией, — кажется, что именно этот фильм хотелось бы привезти в кинотеатры Эстонии», — говорит он и уточняет, что в конечном счете основная цель — выйти в плюс, заработать денег.

Динер отмечает, что фирму Hea Film не особо интересуют традиционные экшн-ленты, однако их всегда смотрят: «Все зависит от даты выхода фильма и того, какие фильмы на тот момент уже являются конкурентами в кинопрокате Эстонии». По его словам, заманить эстонцев в кинотеатры можно при помощи дублированных на эстонский язык анимационных картин, высокобюджетной голливудской продукции и известных киносерий: «Эстонский зритель не отличается от западного — потребительские привычки точно такие же». Когда-то вкус местных кинолюбителей был еще менее притязательным: «Налегали на экшн и комедии, особенно хорошо было, если выходила экшн-комедия».

Ану Веэрмяэ-Калдра из фирмы Menufilmid подтвердила, что они делают свой выбор, основываясь на том, чтобы зрелищ хватало всем — мужчинам, женщинам, детям, подросткам, а также более зрелой публике. «Кроме того, мы включаем в программу фильмы, затрагивающие исторические, социальные и психологические темы, которые просто нельзя не донести до широкой публики». Она добавила, что для молодежи на определенном этапе развития важна игра, поэтому они иногда поставляют фильмы ужасов. «Правда, выбранные нами ужастики базировались на событиях из реальной жизни, и их широкое распространение и понимание помогает людям держаться подальше от зла, не быть терпимыми к отклонениям в поведении», — сказала она и пояснила, что в Европе аудитория фильмов постоянно растет и чем проще попасть в кинотеатр, тем больше зрителей.

По словам представителя фирмы-распространителя Must Käsi Кристель Липанд, мелким дистрибьюторам достается в некотором смысле роль проводника. «Мы пытаемся показать в кино и такие фильмы, чьи создатели еще не очень известны», — сказала она и добавила, что также есть режиссеры, чьи фильмы они покупают вслепую. «Новый фильм Ульриха Зайдля „Сафари“ (Safari) у нас уже есть, хотя мы об этой ленте ничего не знаем», — делится Липанд. В то же время нужно следить за тем, чтобы не уходить в большой минус и чтобы фильм подходил под профиль дистрибьютора. «Если мы завозим для распространения 12 фильмов в год, то мы должны убедиться, чтобы они не были между собой слишком похожи».

Селфи на красной дорожке

Касса 2015 года у Hea Film составила почти 4 миллиона евро, у Vaata Filmi — чуть более 4,5 миллиона евро. По словам Динера, это не означает, что кинодистрибьютор богат. «Да, деньги на выплату зарплат у нас есть, но если бы я хотел получать больше, то уже давно бы нашел другого работодателя». Эта работа базируется на большой любви к кино. «Если бы кто-то предложил мне за гораздо большие деньги переводить евродирективы, то я бы не принял это предложение, я лучше буду и дальше дистрибьютором за меньшую зарплату».

Истории о богатстве и процветании опровергает и Липанд: «Выживание для нас — каждодневный процесс, и хотя количество зрителей с каждым годом потихоньку растет, мы не купаемся в деньгах». Сейчас они демонстрируют свои ленты в нишевых кинотеатрах, но вряд ли эти ленты пользовались бы большим спросом, если бы их показывали в сетевых кинотеатрах: «У фильмов от крупных студий огромный рекламный бюджет, они постоянно демонстрируют свои трейлеры. Плюс кинопрограммы настолько насыщенные, что одной альтернативной картине сложно продержаться в них даже неделю».

Несмотря на то, что дистрибуция кино богатым не сделает, этот процесс все же сопровождается определенным гламуром. «Каждый эстонский дистрибьютор сделал селфи на красной дорожке в Каннах — в этот миг он может почувствовать себя действительно важным. Но и это не является чем-то уникальным, ведь в тот же момент на этой дорожке делают фотографии еще 300 человек», — говорит Динер и отмечает, что если со стороны дистрибуция фильмов и может казаться чем-то особенным, то на самом деле по большей части она похожа на любую другую обычную работу. Она состоит из сидения за компьютером, написания э-мейлов, заполнения таблиц и осуществления подсчетов, просто содержание всего этого связано с фильмами.

Мало залов, много фильмов

Одна из главных проблем киноландшафта Эстонии — нехватка киноэкранов для показа огромного количества новых фильмов. Открытие трех новых кинотеатров на данную ситуацию особо не повлияли. За год у нас демонстрируется свыше 350 лент, больше чем в Финляндии и Швеции, где при этом намного больше кинозалов. Из-за тесноты кинорынок Эстонии все же перенасыщен, поэтому, по словам Динера, фильмы начинают «пожирать» друг друга: «Если в прокат попадает меньше фильмов, то число зрителей особенно не уменьшается, просто распределяется между картинами».

Must Käsi находится в более безопасном положении, поскольку у них есть свой кинотеатр Sõprus. Но в связи с этим неизбежно возникает вопрос — они занимаются распространением фильмов или управлением кинотеатром? «В Sõprus каждый вечер есть два-три удобных по времени сеанса, но если бы мы распространяли наши фильмы и в других кинотеатрах, то теряли бы зрителей, которые до сих пор ходили смотреть эти картины именно к нам». Есть мало фильмов, относительно которых можно с уверенностью сказать, что они сработают и в больших кинотеатрах: «Один из недавних примеров — „Любовь“ Гаспара Ноэ».

Зато Must Käsi активно развивает эстонское региональное кино, предлагая на выгодных условиях фильмы из своего проката для маленьких кинопроектов. Благодаря этому стало, например, возможно такое начинание, как «Летнее кино» в курзале Курессааре.

Роль журналистики и маркетинга

По словам Динера, влияние киножурналистики на фильмы крупных студий незначительно. «Между рейтингами критиков и реальным количеством зрителей нет никакой связи. Несмотря на негативную критику, зритель все равно может пойти в кино на какой-нибудь хит. Попкорн, эскапизм, грохот и взрывы заманивают зрителей в кинозал», — говорит Динер и отмечает, что на жителей Эстонии в большей степени влияют рекомендации других людей. «У разгромной публикации в Facebook, которую начинают репостить, гораздо больше влияния, чем у негативной рецензии».

Динер рассказывает, что маркетинг зачастую предопределен: «Да, у фильмов от студий большой бюджет. А вот менее крупная картина, которую надо бы больше рекламировать, из-за скромных прогнозов кассовых сборов получает маленький бюджет и, следовательно, мало средств на рекламную кампанию». Именно по этой причине картины, не являющиеся продуктами крупных студий, зачастую не достигают киноэкранов Эстонии. «Когда права на какой-нибудь инди-фильм во всем мире выкуплены, например, Sony, тогда, скорее всего, он в эстонском прокате не выйдет. Со студийными договорами обычно связаны крупные телевизионные сделки и сумасшедшие рекламные деньги, которые в Эстонии не обоснованы». Веэрмяэ-Калдра подтверждает, что их свобода выбора также ограничена: «Кто-то где-то все же делает выбор за нас. Выбор того, из чего мы должны выбирать».

Для малых дистрибьюторов важно любое внимание, поскольку рекламный бюджет и, следовательно, возможность засветиться у них ограничены. «Важно даже не то, позитивная или негативная выходит рецензия, поскольку часто именно разные мнения подталкивают человека к походу в кино. Пишущие о культуре журналисты и критики говорят, что хотели бы писать обо всех фильмах, но им просто не хватает места».

Малый дистрибьютор зависит от дотаций

По словам Липанд, широкий выбор фильмов от малых дистрибьюторов является следствием того, что на подобные ленты можно получить финансирование от государства (Eesti Filmi Instituut, Eesti Kultuurkapital) или из европейских фондов (Creative Europe MEDIA). Большинство специальных мероприятий, в том числе ретроспективы и сеансы авторского кино, проходят именно при поддержке этих организаций. «Когда мы не получаем финансирования на какой-либо проект, то пробуем снова или просто вычеркиваем его, поскольку без денежной поддержки просто невозможно это все организовать».

Веэрмяэ-Калдра соглашается, что без дотаций в Эстонии не был бы возможен прокат ни одного немeйнстримового фильма: «Европейский рынок раздроблен по языковому признаку, что означает маленький рынок и большие расходы, при этом большинство экранного времени занимают мейнстримовые фильмы, с которыми едва ли можно конкурировать».

«Часто люди думают, что распроданный сеанс авторского кино означает, что мы набиваем карманы деньгами, тогда как на самом деле за эксклюзивность, которая в показе подобных фильмов безусловно присутствует, запрашиваются эксклюзивные суммы», — говорит Липанд. «Несмотря на то, что с такими проектами мы еле-еле сводим концы с концами, ради них мы и держим свой кинотеатр».

Ключевую роль для малых дистрибьюторов играет и программа Creative Europe MEDIA, благодаря поддержке которой в 2016 году в прокат вышли 17 фильмов, получив дотации в размере 71 700 евро. Но через такую программу можно получить поддержку только на европейские фильмы, и сопровождается это большим количеством бюрократии.

Заключение

В последние годы в Эстонии активно развивается киносеть — от столицы к окраинам: в Пярну теперь есть кинотеатр Apollo, а в Курессааре идут переговоры об открытии целых двух кинотеатров. Вырос и интерес к альтернативному киноискусству, чему подтверждением стали Elektriteater в Тарту и организуемые в театре NO99 киносеансы. В Эстонии невозможно жить без кино, и это почва, на которой держатся десятки кинодистрибьюторов и сотни премьер в год.

И хотя наш кинорынок попал в ситуацию, когда за показ картин с крупных кинофестивалей конкурируют почти все дистрибьюторы, и даже из программы PÖFF самые важные произведения в основном попадают в прокат, все это просто говорит о среде, крайне способной к развитию. Очевидно, не стоит ожидать уменьшения количества посещающих кинотеатры людей и показываемых там кинолент. Мы должны быть просто счастливы, что живем в такое богатое на фильмы время.


читать на эту же тему