Карл Сирельпуу: если группа никому не нравится в Таллинне, то в Лондоне тоже будет пустой зал

karlsirelpuu_foto_erakogu

Müürileht встретилась с признанным в местной музыкальной индустрии менеджером Карлом Сирельпуу (26), который выступает в роли тур-менеджера Ewert and the Two Dragons и менеджера Elephants from Neptune. Этот молодой человек стоит за громкими по эстонским меркам историями успеха и приглашает читателей на кухню своей музыкальной деятельности, ничего не скрывая. После короткого разговора о погоде, летних феставалях и музыке мы добрались в нашей беседе до самых корней, до «мафии», благодаря которой Карл попал в мир музыкальной экономики.


«В моей связи с группами виновата моя семья, — смеется Сирельпуу. — Мой отец Айвар посвятил организации музыкальных мероприятий целую жизнь. Когда я был маленьким, он занимался фестивалями Rock Summer, затем — концертами The Rolling Stones, Майкла Джексона и прочих. Наверное, так я этот микроб и подцепил, ведь мой брат Михкель тоже занят в данной сфере — эдакая „семейная мафия“. В средней школе я думал, что музыка останется в качестве хобби и начал изучать политологию в Таллиннском университете. Однако карта легла иначе. Все же ансамбли и музыка интересовали меня больше, чем учеба».

 

Карта легла так, как было угодно твоему сердцу?

Я выбрал то, чего сердце больше всего жаждало. При этом был пройден и некий логический маршрут: десять лет назад, в школе, мы с друзьями создали группу, пытались как-то разобраться в этом всем. Моим первым «проектом» стала группа старшего школьного товарища Микка Симсона под названием Aides, где я был полуменеджером.
В Aides также участвовали Таави Паометс и Костя Цыбулевский — они одни из моих самых лучших друзей. Через Микка и Костю я поначалу стал рабочим сцены для Iiris, а затем уже и ее тур-менеджером. Параллельно я подружился с тартускими ребятами из ансамбля Slide Fifty, барабанщик которых Каллерво Кару позвал меня послушать одну группу. И они, Elephants from Neptune, оказались в полном порядке.

 

Контакты играют важную роль, и твоя история тому пример.

Общение — самая важная часть в работе менеджера. По большей части контакты не возникают после одного э-мейла или звонка, особенно это относится к внешней коммуникации. Вроде как я встречаюсь с людьми для Ewert, но в процессе общения может обозначиться возможность для продвижения и какого-то иного стиля. Например, агент «драконов» в Голландии помогает также и «слонам». Или иногда возникает чувство, что с конкретным человеком можно организовать что-то в области хард-рока.

В Эстонии круг музыкальных контактов относительно узкий, несколько десятков человек образуют ядро, работая среди них, многому учишься. С хорошим другом и наставником Тоомасом Олльюмом мы всегда делились множеством мыслей. У нас сложился круг общения, в который входят команды нескольких групп, и мы обмениваемся между собой идеями. Какой-то коллектив движется впереди, его волну подхватывают другие. Одна из дорог, проложенных «драконами», — это образцовое трудолюбие и конкретное ведение дел.

 

То, что в музыкальной индустрии за последние десятилетия произошли изменения, не является новостью. В чем заключаются различия между 1996 и 2016 годом?

В 1996 году мне было семь лет (смеется). Конечно, весь музыкальный бизнес преобразился благодаря изменениям в сфере инфотехнологий. При этом осталась потребность в хорошо написанных песнях. Что же касается финансовой стороны, то основным источником дохода стала продажа не пластинок, а билетов на концерты.

 

Каковы основные цели в работе менеджера?

Если сравнивать музыкальную группу с фирмой, то менеджер работает на нее, а не наоборот. Моя главная задача — быть их исполнительным директором и стоять за бренд и видение, искать возможности для того, чтобы подняться выше и, конечно же, зарабатывать деньги.

 

Ты упомянул видение и бренд.

Хорошо, когда рядом с группой есть человек извне, у которого есть ясность относительно будущего. Помню, когда мы начинали работать со «слонами», я сделал на компьютере текстовый документ, в который записал десять вещей, которых необходимо достигнуть в первый год деятельности. Точно не помню, что за пункт остался нереализованным.

Поначалу трудно осмыслить сразу несколько явлений. Я слышал о таком отношении да и сам когда-то так считал, что в Эстонии мало людей, мало слушателей конкретного жанра и правильнее было бы выступать за границей. На самом деле, чудеса случаются не так часто. Необходимо наблюдать за тем, как в Эстонии проходит концерт, — если в Таллинне группа никого не цепляет, то такой же результат будет и за рубежом.

 

При помощи чего ты планируешь время?

Со «слонами» у нас есть общий календарь в виде текстового документа в социальной медиа — до сих пор это работало. С «драконами» я использую приложение Master Tour, чтобы участникам группы не приходилось созваниваться и уточнять, во сколько через 20 дней будет концерт. Последние четыре-пять лет у нас с «драконами» интенсивный график, ничего не поделаешь — для каждого дела необходимо выделить время.

 

 

Как происходит внешняя коммуникация?

Я должен смотреть, кому я сам лучше всего подхожу. Постоянно держу людей в курсе, из сотни личных обращений посредством е-мейла отвечают примерно на два. В основном в первый раз беседы не получается, иногда интерес возникает во время концерта. Поэтому шоукейс-фестивали, например Eurosonic и Tallinn Music Week, являются крайне благодарными событиями, на которых можно укрепить отношения, базировавшиеся доселе только на электронной переписке и беглом знакомстве. Нам также помогли Вирго Силламаа и Music Estonia, с которыми мы ездили на Eurosonic; например, одна эстонская группа обзавелась там заграничным менеджером.

С Elephants from Neptune мы хотим стабильно играть, важнее всего создать оживление среди соседей. Естественное развитие для группы — поначалу играть в соседних странах, но теперь мы уже проехались по Европе и понемногу раздумываем о датах нового тура. Через барабанщика джазового трио Эрки Пярноя мы получили первые контакты Венгрии, там «слоны» понравились, им сделали рекламу в СМИ. Например, на первом выступлении в Венгрии они играли для 75 человек, в следующий раз в зале было уже 300 слушателей. Осенью ожидается совместная работа «слонов» с одной венгерской группой.

 

Чем занимается тур-менеджер?

В основном поддержанием концертной жизни группы. Например, у «драконов» в Северной Америке есть свой агент. Когда мы находим подходящие даты, менеджмент группы в сотрудничестве с агентом утверждают маршрут, после чего агент бронирует площадки для выступлений. За этим следует работа тур-менеджера, большая часть которой приходится на период до выезда: технические детали, условия ночлега, питание, логистические решения, время и т. д. Я являюсь и общим менеджером, и главным контактным лицом для местных организаторов концертов. Вдобавок, я мониторный звукотехник «драконов».

 

Вы и общий, и тур-менеджер. Какие различия в их ролях?

Ответственность у обоих очень большая. У общего менеджера работа еще более ответственная, так как ее результаты куда более долгоиграющие. Менеджер артиста среди прочего должен обладать видением. Работа тур-менеджера более рутинная и включает в себя четкие задания. Я знаю, в каком городе я буду находиться через 25 дней и опоздать не можем ни я, ни группа.

 

Что важно для тура?

Важны не сами навыки в общении и типы личности, а то насколько они подходят друг другу. Если вы живете вшестером, мало спите, находитесь в постоянных автомобильных разъездах и ты еще постоянно выкладываешься по работе — очень важны взаимоотношения. К счастью, мне в этом плане очень повезло, потому что вся наша компания друг о друге заботится.

 

Я слышала историю о менеджере, который хотел, чтобы его звезда чувствовала себя важной. Так как выступала эта группа на разогреве, то для них на бекстейдже не были сервированы фрукты. Тогда менеджер взял со стола хедлайнера блюдо и приписал название своей группы. Твой комментарий?

Я не знаю. (Смеется). Ни одно блюдо с едой не заставит никого чувствовать себя звездой, и мне никогда не приходилось воровать фрукты. Мы договариваемся перед выступлением, что будет ждать группу на бекстейдже. Нет нужды создавать иллюзии — вещи случаются тогда, когда вы их заслужили.

 

Говорят, что группа готова к профессиональному менеджеру, когда 10-20% доходов группы кажутся кому-то заманчивыми. Так когда группа готова?

Для начинающих групп в Эстонии и за рубежом вначале необходим кто-то извне, кто стимулировал бы и поддерживал артистов даже тогда, когда деньги не поступают. Я не думаю много о доходе, так как я начинал работу с группами тогда, когда 20% менеджерского гонорара составляли 10-20 евро. Группа готова к работе со мной тогда, когда их музыка резонирует со мной.

 

О чем должен помнить музыкант, отправляясь к продюсеру?

Продюсеры работают по-разному. Запись второго альбома Elephants from Neptune с Аго Теппандом и была первым опытом ежедневной студийной работы с продюсером. «Слоны» обратились к Теппанду с несколькими десятками песен, десять из которых вышли на альбоме. Продюсер оценивал песни по пятибалльной шкале — лучшие из них можно было сразу начать записывать, а из числа остальных приходилось что-то выбирать и при необходимости переписывать.

 

У тебя есть новая группа на подходе?

Я действительно начал работу с новой группой Three Leg Dog. Мы только что записали в студии новый альбом и теперь оттачиваем последние детали. Не стоит стрелять наугад: нужно потихоньку делать концерты, чтобы собрать слушателей. Не имеет смысл производить что-то, а потом пусть пылится на полках магазинов. Также нужно охватить все каналы, чтобы обеспечить слушателей их любимыми форматами — Spotify, iTunes, винил, CD и т. д.

 

 

В масштабах, в которых ты трудишься, работа менеджера это доход или хобби?

Хобби, так как в качестве стабильного источника дохода это занятие еще слишком эпизодическое.

 

Как много было гастролей за последнее время?

За прошлый год у Elephants from Neptune было 40-50 концертов, но половина из них за границей. Тем летом не было ни одного уикенда, чтобы «слоны» не дали пару выступлений: парни принимали участие в каждом мало-мальски роковом фестивале. Делать паузу — большой риск, однако этим летом они не играли много, после появления нового релиза они снова сделают еще больший круг. С «драконами» также все было спокойнее — одиночные, но крупные выступления.

 

We don’t always play in Estonia, but when we do, it’s Saku Suurhall?

Примерно так, да. Организовать большой праздник — в финансовом плане затея рискованная. Рабочая этика в этом деле — одно из самых главных понятий. Было бы легко ходить из одного места в другое и копировать себя. Возможно, благодаря новизне и рабочей этике в соседних странах возник интерес к эстонской музыке.

 

Идея работников музыкальной индустрии из соседних стран состоит в том, чтобы в ходе сотрудничества мы импортировали бы их музыку?

Мы вместе осуществляем навигацию наших территорий. Скоро мы отправляемся в новый тур с Elephants from Neptune, так как имеющиеся у нас контакты еще достаточно «теплые». Если сказать, что выйдет солидное видео, концерты, есть крутой промо-план, визуалы, то это поддержат, группа, как и раньше, срезонирует.

 

Что обеспечивает артисту возможности стать успешным за рубежом?

Например, песни «драконов» хорошо написаны и аранжированы; вся концепция работает. В случае с группой Metsatöll — сильный брендинг и посыл вызывают интерес слушателя. Также привлекает внимание что-то совершенно сумасшедшее — например, Winny Puhh со своими спектаклями.

Как уже упоминалось, в долгосрочной перспективе необходимы хорошие песни. NOЁP — яркий пример того, как агенты постоянно ищут жемчужины (у NOЁP договор на пластинку с Sony Music Sweden — ред.). Некоторые артисты смогли сделать международный шаг и благодаря Tallinn Music Week. Сама группа должна быть готова работать и вести дела на международном уровне.


читать на эту же тему