Trad.Attack!: фолк-рейв с диско-шарами

Sandra_ja_JalmarVabarna_Foto_MarisSavik6-807×12001

Несмотря на то, что тема сохранения эстонской культуры является для многих наболевшей, с ней не стоит носиться, как с фарфоровым изделием, которое в любой момент может разбиться. Члены группы Trad.Attack! Сандра и Ялмар Вабарна рассказывают, как изменение традиции благотворно воздействует на ее жизнеспособность.


Появление группы Trad.Attack! Сандры и Ялмара Вабарна и Тыну Тубли на современном фолк-ландшафте оказалось сродни сливкам, которые они, взяв за основу архивные записи Лийзы Кюммель, обещают взбить — «детям весело танцевать и хлеб с маслом поедать» — для поклонников этого стиля, а также привлекло людей, которые к фолку до этой поры относились прохладно. И хотя музыка троицы основывается именно на старых архивных записях, Trad.Attack! добавляет в них современные нотки, которые поддерживают звуки волынки, диско-шары и нескончаемая энергия. Когда они поют, играют на инструментах и отрываются на сцене, ты словно стоишь одной ногой на зеленом хуторском дворе, вдалеке к стене прислонена коса, другой же ногой ты находишься на современном фолк-рейве, где, словно факелы, к небу тянутся смартфоны. Как показал прошедший минувшим летом Вильяндиский фестиваль народной музыки, на концерте Trad.Attack! в прямом смысле этого слова случилась буря: из собравшейся в 2014 году компании вышли настоящие местные суперзвезды.

Я встретилась с Сандрой и Ялмаром в день, когда они впервые отправлялись в Бразилию, на фестиваль Música Mundo. В начале ноября их двоих ожидал концертный тур, в ходе которого они посетили те места в Эстонии, в которых до этого часто играть не могли, и представили публике абсолютно новые произведения. «Идея тура появилась после того, как крестная мама Сандры купила на аукционе, прошедшем на нашей свадьбе, концерт нашего дуэта, — смеется Ялмар. — И мы подумали, что еще можно было бы когда-нибудь выступить в Пярну — мы даже не в курсе, что там в Гуманитарной гимназии Сютевака происходит. И на следующий день посредством космических волн к нам в почтовый ящик было доставлено приглашение на салонный вечер в школе Сютевака. Кажется, что сама Вселенная хотела этого».

Эстонская экзотика

Концертная деятельность Trad.Attack! привела уже их в 24 страны, но генеральный план заключается в том, чтобы посетить все 196. Своим творчеством музыканты делятся в тех местах, где различия форм культурного рельефа не столь заметны, при этом группа также выступала в Южной Корее и Казахстане. «Подобно тому, как для нас экзотичны страны Востока, мы экзотичны для них», — говорит Ялмар и приводит пример недавнего случая с одним индийским промоутером, который спросил, могут ли музыканты заменить некоторые инструменты и звучать немного мелодичнее. И еще для него в произведениях Trad.Attack! было слишком много архивных записей и заклинаний. «На это агент ответил ему, что они именно этим и прославились», — смеется Ялмар, имитируя голос агента. И хотя сделка в итоге была заключена, по словам Ялмара, реальность такова, что на самом деле ваше творчество не может быть подходящим для каждого рынка: «Поставьте себя на место эстонца — когда ты два часа слушаешь индийскую музыку (имитирует звук ситара), то ты сможешь что-то в ней различить? На самом деле нет».

Несколько лет назад Вабарна отправились в этнолагерь в Индии и научили тамошних участников песне «Kooreke». «Мы наложили на нее рифф Майкла Джексона, и все сошли с ума, — вспоминает Ялмар. — Немного позже в Индию отправились Bombillaz. Узнав, что они из Эстонии, один из гостей лагеря, завидев их, начал петь (с хинди-акцентом)  „Ko-ko-ko-ko-kooreke, midadi-mädadi, männake!”. Парень из Bombillaz был полностью сбит с толку, откуда это все взялось».

Чем дальше находится страна, тем больше участники коллектива обращают внимание на то, как представить публике наш культурный контекст и рассказать о подоплеке текстов и песен. Для этого у группы даже есть памятка, которую они просматривают перед выходом на сцену. Сандра приводит пример из Канады, где собрались поклонники фолка в возрасте 50-60 лет, принесли с собой стулья и с большим удовольствием послушали рассказы об Эстонии, который музыканты поведали со сцены. По словам Сандры, в России нет смысла использовать английский язык: «Достаточно пары слов — и уже хорошо, они очень рады, когда мы хоть немного говорим по-русски».

Больше, чем дырявый свитер

Нет никаких сомнений, что Trad.Attack! и нескольким другим составам, в которых участвовали Сандра и Ялмар, удалось вдохнуть жизнь в традиции народной музыки, укрепить в большем количестве сегментов общественного сознания ее корни и разрушить стереотипы, связанны с данной субкультурой. «Считается, что приверженцы фолка ходят в юбке в пол или в дырявом свитере, но я могу носить все, что угодно. Какое-то время фолк не был чем-то крутым, но я думаю, что наше поколение смогло это предубеждение разрушить», — говорит Сандра.

С другой стороны, всегда найдутся те, кого «иной путь» раздражает. Вот и Trad.Attack! выслушивали критику в свой адрес — почему они подвешивают к потолку диско-шары и изменяют традиции. «Это совершенно отдельная тема, но более молодое поколение находит в этом что-то свое», — комментирует Сандра заплыв против течения чистых традиций, добавляя, что ей пишут многие родители, чьи дочери заинтересованы в обучении игре на волынке.

«Я считаю, что для продолжения традиции не следует относиться к ней таким образом, что пусть эти песни находятся в архиве для сохранения их аутентичности. Наоборот, для того чтобы они продолжали жить, они должны изменяться, развиваться». В доказательство этого существуют те самые архивные записи, с которыми постоянно работает Сандра, и благодаря которым можно понять, каким образом певцы перенимали манеру оперных и эстрадных исполнителей, услышанных ими на граммофонных записях. Тем не менее эти песни сохранились, и в архивах ждут еще столько записей, что если по методу Сандры из каждой прослушивать по десять секунд, то уйдет 200 часов на то, чтобы ознакомиться со всем материалом. К тому же, постоянно оцифровывается все больше песен.

Культурные корни сильны

Подойдя за разговором к тому, откуда взялась их собственная страсть к фолку, нельзя игнорировать тот факт, что прабабушка Ялмара Анне Вабарна была культовым сетуским песнотворцем. «К счастью, в нашей семье эта традиция сохранилась, и я думаю, что так оно дальше и будет. Поскольку мы с Сандрой оба музыканты, то и наши дети будут связаны с музыкой — настолько, насколько сами этого захотят, конечно же. Если ребенок решит, что он хочет быть богатым бизнесменом, я не буду иметь ничего против — кто-то же должен будет содержать меня в доме престарелых», — смеется он.

По словам Сандры, очень многое зависит не только от того, есть ли в вашей семье пример музыканта, владеющего каким-либо инструментом, а от того, в какой среде вы растете. В юности мама направила ее учиться игре на блок-флейте — тогда это казалось абсолютно ужасным. В Академии культуры она, в промежутках между занятиями, постоянно слышала игру студентов первого курса народной музыки, в число которых входили такие легендарные люди, как Андо Кивиберг и вокалист группы Untsakad Маргус Пыльдсепп. «Там я и зависала и, по-моему, это были самые крутые песни. Меня спрашивали, почему я не пошла учиться какому-то другому стилю, но для меня это было единственным вариантом», — говорит Сандра.

И хотя в воздух постоянно вбрасывают флюиды страха за выживание эстонского культурного наследия, можно порассуждать, насколько открытой должна быть традиционная музыка для влияния внешнего мира, и о том, не является ли эта тема в данном жанре скорее табуированной.

«Эстонские культурные корни сильны», — замечает по этому поводу Ялмар и считает, что если привносить какие-то иностранные элементы, то это должно быть сделано профессионально. Он признается, что в университетские годы эстонская народная музыка поначалу казалась примитивной с точки зрения мелодии и его больше влекло играть иностранные вещи: «Но все же нам насаждали эстонскую тему, и я считаю, что в подсознании отложилась мысль, что в итоге ты возвращаешься к корням, что и случилось».

Учившаяся в Стокгольме Сандра считает, что открытость воздействует благотворно, и она упоминает, что полученный в Швеции теоретический багаж, помогающий посредством разных методов анализировать народные песни, научил ее, как получить настоящую эссенцию нашей традиционной музыки. «В этом смысле очень позитивно, когда молодые люди отправляются учиться за границу, а потом возвращаются к своим корням. Это пробуждает интерес к собственной традиционной музыке». По словам Сандры, важную роль играют Фестиваль традиционной музыки в Вильянди и этнолагерь, где собирается молодежь со всего мира: «Это расширяет кругозор молодых людей, и они видят, что у них есть единомышленники. Когда мне было 14 лет, я ездила в лагерь в Бельгию. Это был для меня вау-момент — играющих фолк людей было так много. На фестиваль в Вильянди приезжает много людей, и молодежь видит, что ты можешь быть супер-звездой, что пространство перед сценой забито, ты можешь выступать на большой площадке, ездить за границу и путешествовать; что занимаясь народной музыкой, ты можешь пробиться в музыкальном мире и быть замеченным».

«Я считаю, что важнее всего найти что-то свое. Об этом твердят изо дня в день, но если ты действительно особенный, то ты поймешь, что это значит», — говорит в конце беседы Ялмар.


читать на эту же тему